29.07.2015

Коллекция предметов из драгоценных металлов и драгоценных камней

Коллекция золотых монет Нидерландов XVI-XVII вв.

В фондах Астраханского музей-заповедника располагается коллекция золотых нидерландских монет XVI-XVII вв. (рис 1)

К началу XVI века центр торговли в мире переместился от Средиземного моря к Атлантическом океану и Северному морю. Важную роль в эти сыграло открытие Нового Света. А так как эти открытия были сделаны испанским мореплавателем, то вскоре испанские Нидерланды (В XVI в. Нидерланды были частью владений старшей - испанской - ветви Габсбургского дома. К концу XVI в. голландцы стали бороться за независимость от Испании, что привело к восьмидесятилетней войне (1568 – 1648 гг.)) стали центром международной торговли. Драгоценные металлы стали поступать из Нового Света в Европу по очень выгодной цене. В повседневной торговле стали использовать серебро, а когда речь заходила о торге – золото было на первом месте. Все дороги, в конечном счете, приводили в Нидерланды («Дуврская Дорога», Испанский путь», даже сухопутные маршруты через Францию вели к Нидерландам). Таким образом, дукат Нидерландов стал торговой монетой мира.

Дукат (итал. ducato – от лат. ducatus – герцогство) – золотая монета, чеканилась с 1284 г. в Венеции и получила широкое распространение по всей Европе в качестве высокопробной золотой монеты весом в 3,5 г. Использовалась до Первой мировой войны.

Свой первый дукат Нидерланды выпустили в 1487 году во время правления Филиппа Справедливого (1482-1494 гг.). Дукаты выпускались в разных провинциях Нидерландов с различными изображениями святого Эндрю на одной стороне и самого распространённого оружия на другой. Но в 1586 году аверс монеты был изменен, для того, чтобы дукат больше напоминал монету.

На аверсе чеканилось изображение рыцаря, держащего связку стрел. Стрелы олицетворяли единство северных провинций, которые в 1579 году подписали Союз Утрехта - 7 мятежных провинций образовали в Утрехте Республику Семи Объединенных Провинций. Этот союз стал декларацией независимости от Испании. Надпись на аверсе монеты гласит: «CONCORDIA DES PARVAE CRESCUNT» (союз позволяет маленьким вещам быть более значимыми). (рис. 2) На реверсе монеты надпись неизвестного происхождения «MON. OUR. REG. BELGII AD LEGEM IMPERII» (монета провинций Объединенных Нидерландов согласно закону империи). (рис. 3)

В течение длительного периода, изображение на монетах практически не менялось, а качество стало стандартом: вес – 3,51 г, золото 986-й пробы. В Нидерландах и в настоящее время выпускается эта монета как коллекционная.

Данная коллекция поступила в Астраханский музей-заповедник летом 1990 года в составе клада найденного Зайцевым Алексеем Семёновичем вместе с сыном на Набережной 1 Мая в ходе расчистки траншеи для водопровода. Ими был найден кувшин с золотыми и серебряными монетами. Клад уникален, подобные клады были обнаружены только на территории Украины и Белоруссии. В кладе более трехсот штук золотых нидерландских монет всех семи провинций и именно эти монеты стали основой коллекции драгоценных монет Нидерландов. [1 C. 224]

Время захоронения клада определяется его младшей монетой, в данном случае это – 1676 г. экономическое состояние Астраханского края в этот период характеризуется преимущественным развитием торговли, рыбного и соляного промыслов. Бассейн Волги издавна считался районом развитого судостроения. Это было важным фактором, позволившим Астрахани стать крупным портом и ведущим торговым центром на каспийском море. Россия, присоединив Астрахань, открыла себе выход к Каспийскому морю для торговли с Ираном, Закавказьем, средней Азией. Иностранные путешественники, посетившие Астрахань в XVII в. описывают его крупным торговым центром, что и подтверждает найденный клад. Определить, что заставило торгового человека зарыть в землю такие богатства, сложно. Город выстраивается, занимает свою нишу в геополитике, но продолжаются набеги степных кочевников, конкуренция растет, умирает царь Алексей Михайлович, на престол восходит его старший сын, это и многое другое могло повлиять на решение купца. [2 С.650]

Фото

Библиографический список:

  1. Астрахань: город и будущее. Астрахань, 2003 г.
  2. Астраханские краеведческие чтения. Вып. V. Астрахань 2013 г.
  3. Истрия Астраханского края. Астрахань, 2000 г.
  4. Монеты иностранные. Золото. АМЗ КП 42920/1-389

Автор Э.Р. Сейфетдинова


«Серебро» на праздничном столе

Сегодня серебряная посуда возвращает свои былые позиции, утраченные в бурные времена двадцатого столетия. Украсить свой праздничный стол посудой из серебра значит сделать его по-настоящему торжественным и богатым. В XIX в. столовое серебро стало не просто изысканной формой капиталовложений, но и демонстрацией хорошего вкуса владельца, данью моде и выражением фантазий мастеров-ювелиров.

Серебряная посуда в исполнении русских мастеров-ювелиров была невероятно красива. Ажурный, воздушный, легкий стиль создавался с помощью особой «русской» техники – филиграни (скани). Эта техника пришла на Русь из Византии и заключалась в «вытягивании» и перекручивании тонких серебряных нитей, которые затем сплетались в замысловатый узор. Однако русские мастера довели эту технику до такого совершенства, что столовые приборы и ювелирные украшения казались тонкими серебряными кружевами.

Уже в XVIII в. серебряные изделия стали клеймить. Чаще всего проставлялись гербы городов, имена мастеров, проба. В XIX в. появились новые приёмы производства столового серебра, увеличился и выпуск предметов обихода из драгоценных материалов.

В собрании Астраханского музея-заповедника имеется интересная, хоть и небольшая, коллекция столового серебра, в которую входят столовые приборы, подстаканники, солонки, стопки, рюмки, салфетницы, конфетницы и прочие предметы обихода, которые на рубеже XIX – XX вв. встречались в каждом доме людей среднего достатка. Есть не серебряными предметами считалось мовитоном.

Изящные, а порой замысловатые формы серебряных столовых приборов вилок для рыбы, ножей для масла, ложек и ложечек в основном имеют разнообразные клейма, порой даже неизвестных мастеров. Дополнением к приборам служат и кольца для салфеток или салфетницы, которые могли быть чьим-то подарком. Например, в собрании музея есть пара салфетниц с выгравированной надписью «Дорогому папе в день серебряной свадьбы от Любы 1885 января 18 1910 гг.» и монограммой «НГ», и такая же, предназначенная для мамы.

Солонки отличались особым разнообразием и свидетельствовали об остроумии мастеров. Некоторые ювелиры размещали «белый яд» в недрах «стульчиков» с подъёмными крышками и богатым резным орнаментом. Другие – в чугунках, выполненных в технике скани с растительным орнаментом. Значение продукта подчеркивала надпись на солонках: «Без соли, без хлеба - половина обеда».

Особое место на столе занимала излюбленная астраханская закуска – черная икра, а значит и сосуды для икры должны были быть особенными. Один из таких сосудов в виде деревянного ведра с обручами хранится в музее-заповеднике.

Чаепитие в России имело особую культуру и не всегда являлось банальным завершением обеда. Эта процедура имела вполне самостоятельное значение и церемониал. Чайный стол украшался не только серебряными ложечками к чаю, но и ложечками для варенья и вилочками для лимона. Для бисквитов предназначались особые десертные ложки, а десертные ножи использовались для фруктов. Сахар накладывали в стаканы с серебряными подстаканниками или чашки специальными щипчиками или совочком. Ну, и конечно, ситечко для чая, покорившее немногословную Эллочку из «Двенадцати стульев» тоже представлено во всем своем многообразии в музейных коллекциях. Сахарницы, конфетницы также удивляли пышностью и разнообразием форм, причудливым растительным и геометрическим орнаментом.

Особой любовью и фантазией мастеров окружены многочисленные стопки, чарки, рюмки.

Удивительная коллекция Астраханского музея-заповедника даёт достаточно полное представление о культуре производства столового серебра в России во второй половине XIX – начале XX вв. и позволяет познакомиться с ассортиментом столовых приборов, использовавшимися нашими предками в застолье в не столь уж отдалённые времена.

Каждый из этих предметов выполнены на высочайшем уровне мастерства, ярко выражает свою индивидуальность, превращая их в подлинные произведения искусства.

авторы статьи Е.П. Казакова, Э.Р. Сейфетдинова

фото А.И. Полежаев


Филигрань на головном уборе знатной женщины Монгольской империи

Боктаг (бокка) – один из главных предметов туалета женщины Монгольской империи. Представлял собой головной убор на каркасе (из ветвей, бересты, бамбуковых планок, проволоки), имеющий вид круглой шапочки, от макушки которой поднимался цилиндр, переходящий наверху в ассиметричный, спереди более широкий, расширяющийся вверх конус; верхушка плоская, весь убор обтянут тканью, которая сзади свисает и покрывает затылок; из-под этого куска ткани спускается другой, пришитый к изнанке шапочки сзади, более крупный спускающийся на плечи. Убор на голове держится при помощи черной ленты. [1 С.160]. Традиция ношения такого головного убора пришла из Китая.

Есауловский Аксай – небольшая степная река на Юге Волгоградской области. Бассейн реки насыщен многочисленными памятниками, большинство из которых это могильники. В результате многочисленных исследований на данной территории, были открыты разновременные комплексы, начиная от курганов эпохи энеолита и заканчивая погребениями позднего средневековья.[2 С.1]Здесь в 1969 г. в результате исследований Аксеновского могильника, находящегося в 5 км отс. Новый Аксай, Волгоградской области, Мелентьевым А.Н. были обнаружены элементы головного убора характерного для знатной женщины Монгольской империи.

Два элемента найденный Мелентьевым А.Н. на Аксеновском могильнике относятся к головному убору Боктаг. Один из элементов (рис. 1) - это серебряный каркас, венчающий головной убор, на каркасе имеется втулка, в которую могли вставляться перья павлина, говорящие о важности женщины, вероятно, она входила в состав монгольской элиты. В сообщении испанского посла Руи Гонсалеса Клавихо, при описании старшей жены Тимура, сказано: «…а на голове как бы шлем из красной материи, похожий на те, в которых [рыцари] сражаются на турнирах, и эта ткань слегка ниспадала на плечи. А этот шлем очень высок, и на нём было много крупного, светлого и круглого жемчуга, много рубинов, бирюзы и разных других камней, очень красиво оправленных. Покрывало, [ниспадавшее на плечи], было расшито золотом, а наверху [всего] был очень красивый золотой венок со множеством [драгоценных] камней и крупного жемчуга. Самый верх венчало сооружение из трех рубинов, величиной около двух пальцев, ярких и чрезвычайно красивых, с сильным блеском. Верх [всего] украшал большой султан, высотой в локоть, и от него [некоторые] перья падали вниз, а другие — до лица и доходили [иногда] до глаз. Эти перья были связаны вместе золотой бечевкой, на конце которой [имелась] белая кисточка из птичьих перьев с камнями и жемчугом; и когда она шла, этот султан развевался в разные стороны».[3]

Второй элемент это золотые изделия (рис.2). Такой стиль украшений, предполагает М.Г. Крамаровский, появляется в ставках монгольских нойонов уже в XIII в., но также есть предположение что «воздушная филигрань» появилась уже в XII в. Подобные ювелирные украшения, насыщенные отборным жемчугом, можно видеть в декоре «ствола» бокки на женских портретах представительниц Юаньской династии. [4. С. 145-146]Известно изображение Олджэй-хутуг – царственной супруги Тогон-Тэмура последнего монгольского императора династии Юань в Китае, на которой есть подобного рода ювелирное изделие. (рис.3) Предмет из фондов Астраханского музея-заповедника очень похож на то, что мы видим на картинке. Воздушная филигрань и гнезда для камней, также на оборотной стороне предметов имеются остатки древесина (бересты), а как мы знаем ствол боктаг часто делался из бересты и только потом обтягивался тканью. Можно предположить, что монголка, головной убор которой, украшали данные ювелирные изделия, занимала высокое социальное положение, была в составе элиты Монгольской империи.

Фото

Библиографический список:

1. Юрченко А.Г. Элита Монгольской империи: время праздников, время казней. СПб 2013 г.

2. Коробкова Е.А. История изучения Археологических памятников бассейна реки Есауловский Аксай.

3. Руи Гансалес де Клавихо Дневник путешествия в Самарканд по двору Тимура (1403 – 1406 гг.)

4. Крамаровский М.Г. Китайская филигрань на путях к ближнему востоку// От Китая до Европы. Искусство исламского мира. Спб., 2008 г.

5. АМЗ КП № 14754

6. АМЗ КП № 14746

Автор Э.Р. Сейфетдинова


Женские национальные украшения народов Северного Кавказа из фондов Астраханского музея-заповедника (XIX-XX вв.)

Национальная одежда народов Северного Кавказа характерна своим своеобразием не только в покрое, но и по общей стилистике и характеру украшений. Внешний вид женщины мог многое сказать о ее статусе и принадлежности к определенному аулу.

Дагестанские украшения подразделяются на шесть этнических школ – аварская, даргинская, кубачинская, южно-дагестанская, кумыкская, ногайская. Также, как и украшения всех народностей, дагестанские разделяются на две большие группы – нашивные и съемные.

Нашивные обычно украшали всю одежду, бляхи нашивались на головные уборы, халаты и верхнюю одежду.

Вторая группа – съемные (ожерелья, браслеты, серьги, подвески, пояса и др.). Головные уборы, включавшие в себя шали, закрывавшие уши и шею, не способствовали ношению серег, а только внешних височных подвесок. Подвески один из древнейших видов украшения головного убора, в виде колец и различных розеток, в основе всегда лежала солярная символика. В коллекции Астраханского музея заповедника представлены аварские височные подвески в виде кольца, полумесяца с растительным орнаментом, зернью и изображением птиц, к основанию прикреплены дополнительные подвески с коралловыми бусинами (рис.1 АМЗ КП 14015/1,2). Птица один из самых распространенных и древних символов Дагестана, связан с представлениями о древе жизни, на ветках которого она сидит, как первоисточнике жизни на земле. Символ древа приносил в дом достаток, по представлению местных жителей. Данный символ часто фигурирует на женских кавказских украшениях, он должен был оберегать детородную функцию женщины.

Браслеты широко бытовали в различных народностях Дагестана. Браслеты встречались двух видов: один в виде несомкнутого обруча, витого из нескольких проволок с расплющенными концами, иногда с небольшим черневым или рельефным орнаментом; другой из цельной металлической ленты или из двух частей, соединенных шарнирами. Такие браслеты украшались чернью и гравировкой, а также цветными камнями и стеклами в высоких оправах. Форма браслета зависела не только от наряда или района, в котором они бытовали, но и от возраста женщины и ее социального и семейного положения. Например, девушки кубачинки носили только узкие витые браслеты, а замужние — широкие лентовидные с камнями в высоких гнездах. Пожилые женщины браслетов не носили. В нашей коллекции национальных украшений представлен второй вид браслета, со вставкой из стекла эмитирующей сердолик. (рис.2 АМЗ КП 14014)

Неотъемлемой частью костюма кавказской женщины были различного рода пояса с серебряными деталями, украшенные зернью, камнями и вставками из стекла. В коллекции Астраханского музея-заповедника находится несколько поясов. Один из них состоит из матерчатой основы расшитой золотой нитью, поверх основы серебряные накладки украшенные накладками с растительно-геометрическим орнаментом, зернью и вставками из бирюзы. Пряжка дополнена подвеской в виде полумесяца со звездой. (рис.3 АМЗ КП 39996) Данный пояс был изготовлен в п. Кубачи, в традиционном центре по художественной обработке металла, а принадлежал он женщине лезгинке. Пояс был неотъемлемой частью свадебного костюма, а также носил функцию оберега.

В целом для ювелирного искусства этого периода характерна эклектика, проникновение новых образцов и орнаментальных мотивов. Обладая большим профессиональным умением, дагестанские мастера в большинстве случаев хорошо разбирались в орнаменте местных народов и умели работать «на кабардинский и осетинский лад». Но все-таки деятельность ювелиров Дагестана способствовали известной нивелировке этнических форм украшений и их орнаментального убранства, усиливая черты общности. Общность отражалась в съемных ювелирных украшениях, но это объяснялось распространением готовых ювелирных изделий европейского типа. Но, несмотря на общность ювелирных изделий к. XIХ- нач. ХХ вв., в национальных украшениях из коллекции Астраханского музея-заповедника видна самобытность орнаментов и многообразие символов характерных именно для народов Северного Кавказа.

Фото

Автор: Э.Р. Сейфетдинова