02.12.2015

Коллекция археологических материалов

Cтруктура фонда «Археология»

В фонде «Археология» хранится богатейшая коллекция археологических предметов с современной территории Астраханской и Волгоградской областей, а также из республики Калмыкия. Начало археологической коллекции было положено членами Петровского общества исследователей Астраханского края. Самая ранняя находка относится к периоду 1901 года. В фонде «Археология» имеются предметы, найденные жителями Астраханского края в 1920-х и 1930-х годах. Безусловно, наибольший интерес для исследователей представляют не столько отдельные находки археологических древностей, сколько коллекции предметов, бережно извлеченных из земли в ходе планомерного археологического изучения памятников. Музей-заповедник является местом хранения коллекций археологических предметов, относящихся к огромному хронологическому периоду с эпохи мезолита до заката средневековья.

К эпохе мезолита относится коллекция предметов кремневой индустрии со стоянок Же-Калган II, Каир-Шак V и Жол-тюбе, в которой представлены предметы жекалганской и истайской археологических культур, которые входят в северо-прикаспийскую культурную область, названную в свое время Мелентьевым А.Н. сероглазовской культурой. К эпохе неолита относятся отдельные предметы, оставленные представителями каиршакской археологической культуры. Данные предметы были собраны в ходе археологических разведок ряда памятников, располагающихся на юго-востоке Астраханской области. Более широко представлена в коллекции фонда «Археология» эпоха бронзы. В собрании музея-заповедника имеются коллекции с таких памятников как курганные группы на Кривой Луке и курганная группа «Соленое займище» (Черноярский район), Маячный бугор (Красноярский район), бугор «Дачный» в Икрянинском районе, бугор «Сасыкколь-Тобе» в Приволжском районе и др. В фонде «Археология» хранятся богатейшие коллекции предметов, относящихся к эпохе раннего железного века с Маячного бугра, могильника у с. Косика, курганного могильника «Кривая Лука», курганного могильника «Успенский», могильника у пос. Комсомольский, грунтового могильника «Лбище». Коллекции предметов, относящихся к эпохе раннего средневековья, были составлены при изучении курганных могильников нашей области и таких поселенческих памятников как Самосдельское городище, городище Мошаик. Эпоха золотой орды представлена разнообразными коллекциями, полученными при исследовании Селитренного и Красноярского городищ, городища Хаджи-Тархан, городища у пос. Комсомольский, поселений Лапас, «301-й км», Шишка, Мошаик и могильников, расположенных в их округе.

Предметы, хранящиеся в фонде отличаются разнообразием размеров, форм и функциональных принадлежностей. Изделия из камня представлены отщепами из кремня и яшмы, наконечниками копий и стрел, бусинами и вставками в перстни из полудрагоценных камней: сердолика, лазурита, янтаря, горного хрусталя и др. Особый интерес представляют такие достаточно редкие находки, как тальковые котелки. Очень разнообразны костяные изделия: бусы из позвонков рыб, комплекты бараньих альчиков для игры в кости, амулеты из клыков волка и кабана, костяные булавки и пуговицы, уникальные резные костяные рукояти, костяные наконечники стрел различных эпох, костяные лошечки, гребни и пинцеты, колчанные петли, накладки на лук, средневековые колчанные накладки с изображением животных и людей. Коллекция изделий из стекла представляет большой интерес для исследователей. Здесь представлены украшения – бусы, подвески, кольца, браслеты различных эпох; стеклянная посуда (чаще всего фрагментированная); фрагменты оконных стекол; а так же такие интересные предметы, как фрагменты алхимических трубок – аламбиков. Металлические изделия представлены предметами из цветных металлов – меди и бронзы (наконечники стрел, ножи, псалии, фибулы, иглы, накладки и пряжки, бронзовые зеркала различных эпох, подвески, копоушки, бубенчики, пуговицы, чашечки весов) и железа (предметы вооружения: мечи, наконечники копий и стрел, ножи; элементы конской упряжи: стремена, удила, псалии; элементы костюма: пряжки, накладки; орудия труда и хозяйственные предметы: топоры, ножницы, гвозди, замки и ключи от них, скобы). Но, конечно же, самой разнообразной категорией предметов являются керамические изделия. Среди них наиболее многочисленна разнообразная посуда: лепная и гончарная, из различных пород глин, кухонная, столовая и парадная, культовые емкости (такие как курильницы и ритон). Кроме самой посуды в фондах нашего музея-заповедника хранятся предметы, имеющие непосредственное отношение к ее созданию – керамические сопла, глиняные шарики для взятия пробы температур в горне, треугольные подставки для обжига керамики – сипаи. В коллекцию керамических предметов входят также игрушки – свистки, подвески и бусы, разнообразные элементы архитектурного декора. Наиболее малочисленной категорией предметов из собрания фонда «Археология» являются изделия из дерева. Они представлены фрагментами древков стрел, деревянными бляшками, обтянутыми фольгой, фрагментами посуды из дерева, фрагментированными гребнями.

В отдельную группу следует выделить коллекцию научных отчетов об археологических исследованиях, проводившихся на территории Астраханского края с 1960 года по настоящее время. Данные отчеты содержат огромный объем информации о работе на территории нашего края таких выдающихся российских археологов, как Г.А. Федоров-Давыдов, В.В. Шилов, А.С. Смирнов, В.В. Дворниченко, Н.М. Булатов, Л.Т. Яблонский, И.В. Малиновская и Е.В. Шнайдштейн.

Многие предметы фонда «Археология» являются постоянными участниками экспозиций и выставок музея-заповедника и его филиалов в городе Астрахани и области, некоторые из них побывали за рубежом, но большая часть все еще ждет встречи с теми, кому не безразлична их история.


Подвеска в виде человеческой руки

Среди археологических материалов, обнаруженных на Самосдельском городище, есть много интересных и необычных предметов, которые сразу привлекают внимание исследователя. Так, в коллекции находок, обнаруженных в 2010 году, среди многочисленных бус, браслетов, пронизок и подвесок, обнаруженных как на раскопах, так и просто на поверхности городища, находится одна миниатюрная подвеска в форме кисти человеческой руки.

Подвеска выполнена из так называемого «кашина» — полуфаянса, одним из центров изготовления которого был иранский город Кашан (отсюда и такое название). Плотное серовато-белое тесто покрыто по поверхности глазурью.

Подвеска представляет собой ладонь с отчётливо видимыми пятью пальцами, один из которых крупнее других и отстоит чуть в стороне и ниже — совсем как большой палец на ладони. Остальные пальцы коротенькие, отчётливо видно, что пальцы сложены в кулак. От ладони начинается небольшой участок предплечья, отделённый от кисти манжетовидным валиком. В «предплечье» имеется отверстие для подвешивания.

Небольшая подвеска, возможно, входила в ожерелье наряду с другими бусами и пронизками — вряд ли предмет такого маленького размера мог использоваться в качестве самостоятельного кулона.

Несомненно одно — подвеска в форме руки имеет сакральное значение и является амулетом.

В культуре мусульман до сих пор бытуют амулеты, называемые «хамса». Это защитный амулет в форме ладони. Другое его название - «Рука Бога». Слово «хамса» имеет семитские корни и означает «пять», «пятерня». Как правило, хамса бывает симметричной, с большими пальцами с двух сторон, а не копирует анатомическую форму ладони. На ладони зачастую изображается раскрытый глаз.

Кроме того, ладонь известна как защитный амулет от сглаза («яд ха-хамеш», то есть «рука пяти») у иудеев. Часто называют ее также «рука Мирьям» по имени сестры Моисея и Аарона. Хамса является символом Пятикнижия Моисея.

Археология свидетельствует, что направленная вниз хамса использовалась на Ближнем Востоке как защитный амулет задолго до появления монотеистических религий. Одна из теорий говорит о происхождении хамсы от Mano Pantea, амулета древних египтян, известного как «два пальца». Два пальца символизировали у них Исиду и Осириса, а большой палец — это их ребёнок Гор. «Два пальца», таким образом, связаны с деторождением и защитой здоровья ребёнка. В Карфагене и Финикии подобный амулет был связан с богиней Танит, лунной богиней финикийцев, покровительницей города Карфаген. Рука танит использовалась в качестве защиты от дурного глаза. К защитным амулетам относятся и рука Венеры (Афродиты), и рука Марии, которые применялись для защиты от дурного сглаза и как специфические женские амулеты для повышения рождаемости, лактации, обеспечения здоровой беременности.

В исламе хамсу называют также «рукой Фатимы» по имени одной из дочерей пророка Мухаммеда, которую также связывают со многими чудесами, например, с вызыванием дождя. По легенде, однажды Фатима мешала еду на огне, а её муж Али вошёл в дом с девушкой, на которой только что женился. Фатима, поражённая горем, уронила ложку и продолжала помешивать еду рукой, не обращая внимания на боль. С тех пор е рука стала символом терпения и веры. Хамса считается также символом пяти столпов ислама.

Именно синий или голубой цвет хамсы считается наиболее сильным для этого амулета, усиливая его защитные свойства от дурного глаза.

В иудаизме хамсы часто украшают молитвами для защиты, такими, как «Шма, Исраэль» («Слушай, Израиль»). «Брахат ха-Байт» («Благословение жилища»), «Тфилат ха-Дерех» («Молитва путешествующих») или другими благословлениями.

Самосдельская подвеска происходит с территории северного Ирана и была изготовлена в первой половине XII века. Возможно, она принадлежала женщине из зажиточного сословия, имевшей возможность приобрести редкую заморскую подвеску. О том, что такие люди жили в городе Саксине, остатками которого является это городище, нам известно из сочинения арабского путешественника и богослова Абу Хамида ал-Гарнати, который прожил в Саксине 20 лет и имел здесь семью. Он совершал многочисленные путешествия из Саксина — ездил в Хорезм, в Ширван, в Венгрию, в Волжскую Булгарию. Возможно, что именно он или один из подобных ему путешественников и привёз из Ирана на Нижнюю Волгу этот амулет.

Автор Д.В. Васильев


Древнейшие шахматы Нижнего Поволжья

В фондах Астраханского музея-заповедника хранятся уникальные археологические находки, которые проливают свет на историю развития и распространения такой замечательной интеллектуальной игры, как шахматы. Обнаружены они в культурных слоях Самосдельского городища, которое является остатками города Саксин. Расцвет его приходится на период XI- начала XIII вв.

Шахматы появились в Индии, приблизительно во второй половине VI века новой эры. Игра в шахматы родилась как игра имитационная — её задачей было моделирование военного сражения. На шахматной доске как бы оживали военачальник, его генералы, воины на боевых конях и слонах, боевые колесницы, легковооружённые пешие воины. Именно в Индии появились и названия шахматных фигур, за которыми скрывались персонажи и предметы из реальной жизни: раджа (король), фарзи (ферзь, хасти (слон, ашва (конь, ратха (колесница) и наука или навка (лодка), которые являлись обозначением для одной фигуры — ладьи, а также падати (пешка).

Но игра в шахматы быстро распространилась по миру. В новой культурной и языковой среде названия фигур и даже правила игры немного изменялись в зависимости от местных традиций. С индийского языка названия были переведены на персидский и арабский. Раджа стал называться шахом, фигуры ферзя, слона, коня, пешки получили соответственные названия — фарзин или фирзан, фил, асп или фарас, пияда или байдак. Слово «ратха», обозначавшее в Индии колесницу, было в арабском заменено многозначным словой «рух», которое обозначает скорее «боевой дух».

Но самое главное — арабы заменили индийские затейливые фигуры, реалистично изображавшие персонажей битвы, на абстрактные (рис. 1). Считается, что причиной этому стал запрет на изображение животных и людей в исламском искусстве. Фигурка шаха в общих чертах стала напоминать повелителя на троне, сидящего на слоне. То же трёхчастное деление характерно для фигурки ферзя — эти игровые персонажи были очень близки по функциям, поэтому и их изображения были похожи. Абстрактная фигурка слона имела два выступа спереди, которые символизировали бивни. Фигурка коня получила один выступ, который должен был символизировать голову. Наиболее простой был фигурка пешки — она не имела никаких украшений. Только абстрактная фигурка «рух» имела не круглое, а прямоугольное основание, что обозначало квадратную боевую колесницу. На фигурки наносился магический, по мнению некоторых исследователей, глазковый орнамент.

В Европу шахматная игра проникла в результате арабских завоеваний в Испании и распространилась особенно широко в XI-XII веках. Однако, в связи с правилами европейского феодального этикета названия фигур вновь изменились. Шах стал называться королём, ферзь — королевой (позднее — дамой). Слон сохранил своё арабское название только в Италии и Испании («алфиере» и «алфил») - эти страны имели прямой контакт с арабской культурой. В других странах, где не были знакомы с экзотическими животными и арабами, слон был заменён разными другими фигурами: в Англии это был «епископ», во Франции «шут», в Германии - «старший», «епископ», а позднее - «бегун» (когда эта фигура приобрела способность «бегать» через всё поле по диагонали). Конь тоже приобрёл разнообразные наименования - «прыгун» в Германии, «кавалер» (то есть «рыцарь») - в Южной Европе. Непонятная фигура «рух» стала называться «башня» (на Руси второе название этой фигуры - «тура», что собственно и означает «башня»). Пешие воины из индийских и арабских шахмат превратились в «крестьян».

В XIII веке в Европе вырабатывается новая абстрактная форма шахматных фигур, которая существенно отличалась от арабских прототипов. Новые шахматы постепенно утратили присущее арабским фигуркам смысловое значение и ассоциативность. Новые шахматы уже обладали ярко выраженной геометризированностью (рис. 2). Для них характерно круглое основание, на котором помещались основные части фигуры — два или три яруса цилиндров или чашевидных сегментов. Фигура коня стала более изобразительной — на фигурную подставку стали помещать изображение головы животного. К XV веку новая форма шахмат стала господствующей, вытеснив постепенно старые арабские фигурки.

На Руси термин «шахматы» впервые упоминается в XIII веке в Новгородской Синодальной Кормчей в связи с запретом новгородским священникам играть в шахматы и другие игры. Упоминают об игре в шахматы былины о Ставре Годиновиче, Михайло Потыке, Садко, Илье Муромце. В них можно встретить и эмоциональное описание партий, и особенности правил игры в шахматы. Но былины — это многослойный памятник устного народного творчества, формировавшийся на протяжении многих сотен лет, поэтому, опираясь только на них, невозможно сказать точно — когда появились шахматы на Руси. Лишь археологические находки позволяют точно определить время начала использования шахмат в средневековой Руси, а также понять, из каких стран и регионов они пришли на Русь (рис. 3).

Древнерусские названия шахмат неизвестны. Долгое время шахматы именовались в России «шашечной игрой», поэтому нельзя исключить, что и сами фигуры назывались «шашками». Современные названия шахматных фигур, которые закрепились к XVIII веку, являются прямыми переводами соответствующих названий с арабского. Таким образом, древнерусские шахматные термины демонстрируют прямую связь с арабскими наименованиями и свидетельствуют о восточном происхождении древнерусских шахмат. При раскопках русских городов встречаются чаще всего абстракные фигурки, но встречаются и изобразительные (рис. 4).

Древнерусские шахматы обнаружены во время раскопок в Новгороде, в Витебске, в Звенигороде, в Изяславле, в Копыси, в Минске, в Гродно, в Слуцке, Белой Веже, Старой Рязани, в Смоленске, Суздале, в Лукомле, Берестье, Волковыске, Киеве, Полоцке, Орешке, Николо-Ленивце, Друцке, Мстиславле, Торопце, в Турове, в Лидском замке, Новгрудке (рис. 5). Однако, несмотря на широкую распространённость, находок, датируются они периодом второй половины XIII-XV вв. Самые ранние шахматные фигурки на Руси обнаружены среди материалов Михайловского раскопа в Новгороде и датируются они второй половиной XIII века. В связи с этим можно связать появление шахматной игры на Руси с процессами культурного обмена со странами Востока, начавшимися после монгольского завоевания. Косвенным подтверждением этому факту может являться наблюдение, что в древнерусских письменных источниках более раннего периода не содержится упоминаний о шахматах.

Таким образом, шахматные фигурки из коллекции находок на Самосдельском городище представляют собой уникальные образчики игровой культуры Востока XI-XII веков. Самосдельское городище, являющееся остатками средневекового торгового города Саксин, являлось перекрёстком культур и цивилизаций, где встречались и общались выходцы из разных стран, располагавшихся вдоль Шёлкового пути и вдоль Волго-Каспийского торгового пути. Игра в шаматы являлась неотъемлемым элементом культурного досуга восточных купцов, обитавших или останавливавшихся в Саксине.

Одна из этих фигурок (рис. 6) является слоном или конём, сделана она из кости. Это невысокий костяной цилиндр, увенчанный выпуклым арочным навершием, на котором располагается продольный гребень. Однако, если внимательно приглядеться, то можно убедиться, что фигурка цилиндрическая только внутри. Снаружи она обточена таким образом, что имеет в сечении восьмиугольную форму. Полные аналогии данной фигурке можно найти среди материалов раскопок в столице домонгольской Волжской Булгарии — городе Биляре.

Другая фигурка (рис. 7) примечательна тем, что она отлита из свинца. Свинцовые предметы весьма распространены среди находок Самосдельского городища, осбенно в период XII- начала XIII вв. Е сли первая фигурка была явно сделана в Волжской Булгарии и привезена в Саксин, то вторая происходит из комплекта, отлитого здесь, на месте, из местного сырья по имеющимся костяным или деревянным образцам. Она имеет форму, характерную для пешки — это слегка сужающийся кверху цилиндр с вогнутыми стенками и невысоким конусовидным навершием. В Биляре подобные фигурки датируются XII веком, На Руси же, например, в Друцке и Новгороде, подобные фигурки найдены в слоях XIII века, только тамошние находки выполнены из дерева или из кости.

Вместе с другими находками, происходящими с Самосдельского городища, данные фигурки очень ярко характеризуют культуру населения города Саксина в период накануне монгольского завоевания.

Автор: Д.В. Васильев


О коллекции археологических отчетов из собрания фонда «Археология»

В фонде археология имеется оригинальная коллекция археологических отчетов. На наш взгляд, данная коллекция представляет огромный интерес в качестве источника информации об археологических исследованиях на территории Астраханской области в период с 1960-х годов по настоящее время. Всего собрание насчитывает 304 археологических отчета.

Самым первым отчетом, поступившим в фонды музея-заповедника является отчет В.В. Шилова об археологических работах, проводимых в 1960 году на территории станицы Кременская (Волгоградская область) и на курганном могильнике Старица (Астраханская область, Черноярский район) (АМЗ НВ 16478). Большая часть археологических отчетов 1960-х годов посвящена раскопкам таких знаменитых памятников археологии Нижнего Поволжья, как курганные группы могильников Кривая Лука, хутор Кузин, Соленое Займище, могильника у с. Старица, и Селитренного городищы. Отчеты 1970-годов в основном освещают работу Поволжской Археологической Экспедиции на Селитренном городище и курганных могильников Черноярского района под руководством Г.А. Федорова-Давыдова, Н.М. Булатова, В.Л. Егорова, Л.Т. Яблонского, Я.М. Паромова. Археологические отчеты 80-х годов XX века посвящены работе археологических отрядов Е.В. Шнайдштейн, исследованиям Селитренного городища под руководством Г.А. Федорова-Давыдова, В.Л. Егорова и Э.Д. Зиливинской. В 90-е годы начинается работа по выявлению новых памятников археологии в Красноярском, Наримановском, Володарском, Камызякском районах области, проводятся масштабные работы по изучению грунтового могильника Маячный, начинается исследование Самосдельского городища. Большинство работ проводятся силами астраханских археологов таких, как Е.В. Шнайдштейн, П.В. Казаков, В.В. Плахов, С.А. Котеньков, Д.В. Васильев, Е.М. Пигарев, Т.Ю. Гречкина. Археологические отчеты 2000-х годов освещают масштабные исследования Самосдельского и Селитренного городищ, проводящиеся совместными археологическими экспедициями Института этнографии и антропологии РАН, Марийским государственным университетом, Астраханским краеведческим музеем-заповедником, Астраханским государственным университетом и НГПУ «Наследие». Особый интерес представляет появление среди авторов отчетов молодых исследователей, ведущих активную работу по выявлению новых памятников археологии.

Отчеты последних лет привлекают яркостью фотографий, их большим количеством, аккуратностью переплетов. Но, на наш взгляд, особый интерес для любителей истории представляют отчеты, изготовленные не типографским методом, а вручную самими исследователями. Зачастую такие отчеты сделаны из скрепленных вместе плотных листов большого формата, фотографии и карты-схемы наклеены в них вручную. Иногда на полях таких отчетов или даже в тексте встречаются ремарки автора. Это приближает нас к тому времени, когда был написан отчет, делает автора отчета ближе к нам. Порой прикасаясь к страницам таких отчетов невольно задумываешься: «…а вот эту надпись оставил сам Герман Алексеевич Федоров-Давыдов…, …а эту фотографию вклеивал В.В. Шилов…» Поражает воображение мастерство, с которым выполнены черно-белые снимки в альбомах. И порой, листая страницы, замечаешь, как с черно-белого снимка зеленеет трава, как в сером глянце фотографии угадывается темно-синий блеск поливной чаши.

Но научное значение отчетов многозначно. Они могут представлять интерес не только для археологов, но и для исследователей, увлекающихся книгами, изготовленными вручную, биографов и всех тех людей, для которых не безразлично прикосновение к живой истории.

Автор А.Г. Жирова


Образ птицы в культуре древнего населения Астраханского края

В фондах музея-заповедника хранится бронзовая печать, относящаяся к эпохе развитого Средневековья, на одной стороне которой изображены два павлина со скрещенными хвостами. Как известно, павлины являются символом власти, а помещенные на массивную бронзовую печать наравне со львом, изображенным на оборотной стороне, усиливают статус ее владельца.

В жизни древнего населения нашего края птицы играли гораздо более значимую роль, нежели в жизни современного человека. У тюрков водоплавающие птицы были особенно почитаемы. Древние считали их символом единства, союза между землей, небом и водой. Образ птицы часто встречается в героическом эпосе и мифах Алтая, Хакассии. В Алтайской мифологии упоминается доброе божество Ультень, являвшееся людям в виде светлого гуся или утки. Образ утки был популярен не только в среде тюрков, но и в иранском мире. Мотив летящей утки известен также и у народов Южной Сибири. У многих народов Евразии в фольклорной традиции имеется сюжет о птицах-демиургах. Например, у многих северных народов распространен миф о том, что водоплавающая птица создала землю, трудолюбиво поднимая со дна первоначального моря кусочки земли.

Образ птицы был широко распространен у древнего населения нашего края. Первые изображения птиц на территории Астраханского края появляются в сарматскую эпоху. Одним из популярных зооморфных мотивов у сарматов являются изображения хищных птиц. Примером такого изображения является бронзовый крючок для одежды, украшенный фигурным изображением головы хищной птицы.

В эпоху средневековья образ птицы становится еще более популярным. Образ птицы сопровождал человека при жизни и в загробном мире. Нашивки и подвески в виде птиц из различных материалов украшали одежду средневековых кочевников Астраханского края и защищали их от злых духов, изображения птиц красовались на дорогих кашинных и поливных сосудах горожан эпохи Золотой Орды, знаками – тамгами в виде утиных лапок мастера подписывали свои творения. Птицы также изображались на предметах, олицетворявших власть.

Автор А.Г. Жирова


Украшения кочевников эпохи средневековья из собраний фонда "Археология"

В фонде «Археология» содержатся уникальные украшения, принадлежавшие средневековым кочевникам Евразии, избравшим степи нашей области в качестве своих кочевий. Среди комплекса кочевнических украшений наибольший интерес представляют бронзовые копоушки и птицевидные нашивки. Встречаются данные предметы в погребениях кочевников Волго-Уральского междуречья, на территории Южного Приуралья и в курганах Волго-Донского междуречья. На территории Астраханской области такие украшения были найдены при исследовании таких уникальных памятников археологии, как грунтовый могильник у села Лапас и курганный могильник у села Старица.

Эти украшения интересны тем, что позволяют определить этническую принадлежность погребений, в которых они были найдены. Многие исследователи полагают, что такие украшения наряду с бляхами – решмами являются этническим маркером погребений огузов 2 половины X- 1 половины XI веков.

Копоушки представляют собой тонкий перевитый стерженек с подобием крошечной ложечки на одном конце и петелькой для подвешивания на другом. Копоушки известны в качестве туалетных принадлежностей многим народам. В степях Восточной Европы они впервые появились у сарматов, бытовали у гуннов, широко известны в салтово-маяцких памятниках, знакомы финно-угорским народам Поволжья. Очень часто копоушки входили в состав богатого туалетного набора – шейного, нагрудного или поясного, состоявшего из медальона или цилиндра с привешиваемыми к нему на цепочке копоушкой, ногтечисткой, щипчиками, ситечком, иногда зубочисткой. Огузские копоушки сочетали в себе два начала – и утилитарное и декоративное, но можно говорить о том, что декоративное начало превалировало. От копоушек предыдущих эпох огузский копоушки отличала роскошная орнаментация петли для привешивания. Очень часто на них имелись изображения птиц, дерева, выполненные с помощью литья и украшенные поясками псевдозерни.

Птицевидные нашивки имели выраженный декоративный характер. Они были оформлены в виде силуэта летящей птицы с распростертыми крыльями. На изделиях из фондов нашего музея имеются изображения солнца, по обоим сторонам изделия украшены изображениями голов коней с гривами. Декорирование нашивок образами данных животных не случайно. Образ птицы был популярен в религии и фольклоре всех народов Евразии. У сибирских народов известны онгоны в виде птиц, фигуры летящих птиц устанавливались на высоких шестах у жилищ шаманов. Этнографически зафиксировано множество праздников, связанных с весенним прилетом птиц. Множество изображений птиц встречается у финно-угорских народов. Изображение коней и солнца также не случайно. Образ коня является одним из самых популярных в искусстве кочевников. Кроме того, образ птицы и образ коня являлись олицетворением верхнего, небесного мира, а конь зачастую играл роль солярного символа.

Интересно то, что такие предметы как копоушки и птицевидные нашивки встречаются только в женских и детских погребениях. Скорее всего, кроме декоративной, они играли и сакральную роль и должны были охранять детей и женщин от проявлений зла.

Автор А.Г. Жирова


Археологическая коллекция изделий из ювелирных и поделочных камней из собрания музея-заповедника

В собрании нашего музея представлена разнообразная коллекция археологических изделий из ювелирных и поделочных камней различных эпох, состоящая более, чем из 300 предметов. Изделия из ювелирных и поделочных камней появляются на территории нашей области с приходом сюда человека.

В эпоху неолита племена, населявшие территорию современной Астраханской области, широко использовали кремень для изготовления орудий труда, но кроме него применяли для изготовления орудий яшму и кварц. Несмотря на то, что основными материалами при изготовлении украшений и оберегов были глина, створки раковин, веточки коралла, мергель и мел, древние мастера высоко ценили такие породы, как нефрит и янтарь.

С наступлением эры металлов роль камня в жизни человека стала гораздо менее значительной. Постепенно большинство орудий начали изготавливать поначалу из медных и бронзовых сплавов, а потом и из железа. Необычайно популярны стали амулеты и украшения из цветных металлов и железа. Но, несмотря на это, изделия из камня все еще пользовались популярностью. Каменное оружие стало церемониальным и символизировало собой власть, украшения из ювелирных камней зачастую ценились намного дороже жизни человека. Различные минералы наделялись магической силой, а иногда даже свойством управлять человеческим разумом. Конечно же, широкое распространение получила инкрустация металлических изделий драгоценными и поделочными камнями.

Впервые камни стали помещать в металлическую оправу в эпоху бронзы. На территории нашей области пиком инкрустации стала эпоха сарматов, оставивших после себя замечательные произведения искусства, сочетавшие в себе благородные металлы и драгоценные камни. Сарматское время знаменательно еще и тем, что благодаря политике, которую проводили сарматские правители, на нашу территорию стали поступать изделия и материалы из различных регионов Европы, Азии и даже из Африки, что значительно расширило количество пород ювелирных и поделочных камней и ассортимент самих изделий.

Наибольшая часть археологической коллекции из ювелирных и поделочных камней представлена изделиями из сердолика. Обычно сердоликом называют оранжевый, оранжево-красный, красный, буро-красный халцедон. Свое название камень получил по городу Сардис, существовавшему в древней Малой Азии, где располагались мастерские по обработке поделочного камня. В древности сердолик наделялся магической силой. Считалось, что он предохраняет от ссор и споров, усмиряет лихорадки и нервные болезни, укрепляет зубы. Большая часть изделий из сердолика представлена бусинами. Наиболее простые формы бусин – шаровидные, колесовидные и цилиндрические относятся к эпохе бронзы и раннего железного века. Сложные бипирамидальные шестигранные и семигранные бусины получают распространение в эпоху средневековья наравне с раннее известными формами. Сердолик имел широкое хождение в эпоху средневековья. Хождение имели не только бусы, но и различные подвески в виде вытянутого треугольника или граненой капли, а также перстни. Большая часть перстней из археологической коллекции ювелирных и поделочных камней была найдена на Селитренном городище. В музее-заповеднике хранятся фрагменты трех уникальных перстней и вставок, украшенных арабскими надписями.

Значительную часть коллекции составляют изделия из горного хрусталя. Твердость и красота этого минерала сделала его одним из популярнейших камней еще в древности. Хрусталь наделялся свойством изгонять страшные сны, считалось, что хрустальная вставка в перстне предохраняет от опасности замерзнуть. Изделия из горного хрусталя, представленные в археологической коллекции музея-заповедника очень разнообразны. Они включают в себя круглые и колесовидные бусины, вставки в перстни огранки кабошон. Наибольший интерес, на наш взгляд, представляют подвеска, три грани которой украшены надписями и талисман с геометрическим орнаментом и шахматная фигурка – пешка.

Группа изделий из янтаря также составляет значительную часть археологической коллекции. Янтарь – один из первых камней, которые древние обитатели Астраханского края использовали в качестве оберегов. В собрании музея-заповедника хранятся не только изделия из янтаря, но и фрагменты необработанного камня, обнаруженные при раскопках самых древних погребений. Древний янтарь не так красив как средневековый. Он менее прозрачен, его цвета не так ярки. Тайна красоты средневекового янтаря заключается в секретах его обработки. В ювелирном деле с древних времен применяли так называемый облагороженный янтарь. Янтарь проваривали в меду для получения красноватого цвета, но при этом на поверхности появлялась сеть тонких трещинок. Для осветления янтарь кипятили в растительном масле, а для подкрашивания в масло добавляли различные органические красители. Наиболее архаичными являются овально-уплощенные пронизки и бусины из янтаря. В эпоху средневековья получают хождение шестигранные уплощенные бусины и подвески различных форм: каплевидной, ромбовидной и треугольной формы.

Гагатовые или гешировые украшения появляются на территории нашей области практически одновременно с изделиями из янтаря. Свое название камень получил по реке Гагай в древней Лидии (Малая Азия). Украшения из гагата поражают воображение своим внешним видом и характеристиками: зачастую они идеально заполированы и очень легки, что неудивительно, ведь гагат – это одна из разновидностей каменного угля. Большая часть гагатовых изделий представлена бусинами разнообразных форм: колесовидными, шаровидными, ромбическими, прямоугольными, кубическими. Ожерелья из таких бус могли насчитывать до 308 бусин! Уникальным является круглое в разрезе гагатовое кольцо.

Одним из самых популярных камней в средневековье был лазурит. Интересно то, что весь средневековый лазурит добывали только в провинции Бадахшан в горах Гиндукуша (Афганистан). Из-за своей редкости лазуритовые украшения стоили дорого. Наибольший интерес, на наш взгляд, представляют подвеска, три грани которой украшены надписями и талисман с геометрическим орнаментомоили дорого. Но, несмотря на редкость этого камня в собрании нашего музея-заповедника есть несколько предметов, дающих представление о средневековых поделках из лазурита. Изделия представлены треугольными и ромбическими подвесками с прочерченным геометрическим орнаментом, разнообразными вставками в персти, собственно фрагментом лазуритового перстня с овальным щитком и колесовидной бусиной.

Кроме уже перечисленных минералов в археологической коллекции имеются изделия из яшмы, халцедона, щнипени, жадеита, агата и амазонита. Изделия из этих камней представлены бусинами различных форм, подвесками и пуговицами в виде цветка, удивительной нефритовой подвеской в виде дракона. Потрясающим образцом искусства резьбы по камню являются две халцедоновые печати. Ассирийская печать выполнена в форме цилиндра из дымчатого халцедона. В центре изделия изображен Гильгамет, развернутый в правую сторону, над его головой – символ солнца, по бокам от царя находятся два льва, пораженных со спины воинами-лучниками. На цилиндрической печати Ахменидского периода вырезан клинописный текст, который помещен в два вертикальных столбца. Помимо текста на печати изображен человек на троне, смотрящий вдаль.

Камни, служившие материалом для изделий, а, возможно, и сами изделия, поступали на территорию нашей области из различных регионов. Некоторые были привезены с Урала, побережья Балтийского и Черного моря, Кавказа, а некоторые проделали сложный путь из месторождений и ювелирных мастерских Малой и Средней Азии и Африки. Теперь все они хранятся в стенах музея-заповедника и ждут того момента, когда смогут показаться посетителям во всем своем великолепии.

Фото

Автор А.Г. Жирова


Китайский дракон на предметах археологической коллекции музея-заповедника

Канон изображения дракона, представляющего собой животное с длинным телом и головой, увенчанной рогами (или гребнем) сформировался в Китае еще в эпоху Инь (XIVв. до н.э.) Он получил развитие в период правления следующей династии - Чжоу (1100 - 722 гг. до н.э.) Первоначально дракон обозначал символ Ян и, в целом, благодать, ниспосылаемую людям. В последующие эпохи образ дракона приобретает значение могущества и императорской власти.

Изображался дракон по-разному, как правило, представляли его в следующем виде: «глаза похожи на кроличьи, а уши - на коровьи, над его пастью растут длинные усы, туловище походит на тело змеи, покрытое чешуей, тигровые лапы имеют орлиные когти». Дракон изображался практически везде: на статуэтках и подставках, посуде, в виде декоративных ручек. В гробнице 1 (Мавандуй) было обнаружено шелковое полотнище, на котором были изображены драконы, олицетворяющие посредничество при вхождении в небесные сферы.

Во IIвеке до н.э. образ дракона проник в кочевую тюркскую среду и прочно занял место в кочевой культуре Евразии. Широкое распространение образ дракона получает в эпоху Золотой Орды. Изображения дракона встречаются на различных предметах на всей территории Империи монголов.

В археологической коллекции музея-заповедника представлены различные предметы эпохи Золотой Орды с изображением дракона. Особое место в коллекции занимают изделия из бронзы, найденные при археологических исследованиях различных памятников Астраханского края. Поражает воображение бронзовая пряжка с изображением стилизованных голов драконов, обращенных пастями друг к другу. Поверхность изделия покрыта мелкой чешуей. Данный образец искусства средневековых литейщиков был найден при исследовании городища Хаджи-Тархан и датируется XIVв. скорее всего, данный предмет являлся частью великолепного комплекта украшений пояса. Наличие на пряжке изображений дракона говорит о высоком социальном статусе хозяина украшения.

Высокий социальный статус своего владельца подчеркивает также выкованная из бронзового прутка пряжка в виде цифры 8 с фигурным изображением драконьих голов из раскопок Селитренного городища.

Элементом костюма жительницы золотоордынского поселения на Заячьем Бугре служила подвеска в виде несомкнутого кольца со стилизованным изображением драконьих голов, обращенных друг к другу. Данное изделие должно было охранять свою хозяйку от злых сил и приносить удачу.

Дракон был излюбленным сюжетом не только у средневековых литейщиков и ювелиров, создатели великолепной столовой посуды также изображали на своих произведениях этих фантастических существ. В коллекции музея-заповедника хранится фрагмент поливной кашинной вазы с изображением дракона. К сожалению, изображение сохранилось не полностью, фрагмент вазы с изображение верхней части туловища и головы дракона был утрачен еще в древности, но даже в сохранившемся фрагменте с легкостью угадывается традиционное изображение китайского дракона.

Фото

Автор А.Г. Жирова


Исследования Поволжской археологической экспедиции на территории Астраханского края

Поволжская археологическая экспедиция была создана в 1958 г с целью археологического исследования Среднего и Нижнего Поволжья. Уже в 1958 г. в ее составе был организован Золотоордынский отряд под руководством Г. А. Федорова-Давыдова, который проводил разведочные исследования золотоордынских памятников Нижнего Поволжья.

В 60-х годах XX века в круг интересов ПАЭ попали и золотоордынские памятники Астраханской области: с середины 60-х начались сначала разведочные, а затем и стационарные исследования на Селитренном городище.

Большим испытанием на прочность для экспедиции стали работы 1970 года. В этот год Астраханскую область захлестнула эпидемия холеры. Несмотря на сложную обстановку карантина, руководству экспедиции удалось провести полевые исследования без случаев заболеваний в личном составе экспедиции и в то же время выполнить научную программу.

С начала 70-х годов Поволжская археологическая экспедиция продолжала свои работы на территории Среднего и Нижнего Поволжья. В АстраханскомНижнем Поволжье продолжились исследования Селитренного городища. В это же время начинаются масштабные работы экспедиции по изучению курганов в Черноярском районе Астраханской области под руководством Г.А. Федорова-Давыдова, В.В. Дворниченко, Н.В. Малиновской, Я.М. Паромова и Н.М. Булатова.

С 1975г. основным объектом исследований Поволжской археологической экспедиции становится Селитренное городище. С этого времени и до конца 80-х годов здесь проводились гигантские по размаху исследования гончарного квартала и усадьбы в черте города. В 1978 году были начаты масштабные раскопки богатого дома. Кроме исследования Селитренного городища также было проведено исследование археологических объектов XIII-XIV в. у села Лапас Астраханской области.

Во второй половине 70-х годов были продолжены курганов в Черноярском районе Астраханской области. В ходе раскопок были изучены погребальные памятники различных эпох от ямного времени до поздних кочевников. Были раскопаны практически все курганы на протяжении 45-километрового участка сухого русла одного из протоков древней волжской дельты - Кривой Луки. Кроме огромного вклада в изучении погребальных памятников древних кочевников Астраханского Края данные исследования позволили сделать удивительные открытия в области палеодемографии.

В 80-е годы приоритетным направлением археологических работ поволжской экспедиции продолжало оставаться изучение Селитренного городища. Гораздо в меньшем масштабе, чем в 70-е годы было продолжено изучение курганного комплекса Кривая Лука.

В 90-х годах XX в. в связи с сокращением объемов финансирования было прекращено исследование курганов, на территории нашей области раскопки велись только на территории Селитренного городища. В 1991-1992 гг. здесь под руководством Р. М. Булатова проводилось исследование большого мавзолея над семейной усыпальницей, оставленной представителями социальной верхушки. Ю. А. Зеленеевым исследовался участок в прибрежной части города, расположенный между гончарным кварталом и усадьбой крупного феодала. В 1994 году Э. Д. Зиливинская продолжила исследование усадьбы зажиточного горожанина, часть которой была раскопана в 1987-1989 гг., в 1995 г. исследователь продолжила раскопки большого усадебного дома на «Красном» холме.

Коллекции археологических предметов из раскопок Поволжской Археологической экспедиции на территории Астраханского края стала основой археологической коллекции музея-заповедника.

Автор А.Г. Жирова


Алтарики савроматского времени из археологического собрания Астраханского музея-заповедника

Одними из самых интересных представителей культовых предметов археологической коллекции Астраханского музея-заповедника являются три алтаря-жертвенника, датирующихся савроматской эпохой. Переносные каменные алтарики, изготовленные из светло-серого песчаника, были обнаружены в 1976 году при исследованиях курганного могильника Кривая Лука Поволжской археологической экспедицией. Два из них нашли в составе разнообразного погребального инвентаря в так называемой «могиле трех жриц».

Аналогии алтарикам из собрания Астраханского музея-заповедника известны на Дону, на территории Северо-Западного Казахстана и в Южном Приуралье. Как известно, каменные переносные жертвенники или алтарики были широко распространены на территории южногоПриуралья в V-IV вв. до н.э., где они являлись одним из маркеровсавроматской культуры. На территории Поволжья и Волго-Донского междуречья известны лишь единичные находки подобных предметов, что делает эти предметы действительно уникальными экспонатами нашего музея.

Безусловно, каменные алтарики использовались при совершении ритуальных действ и обрядов, связанных с огнем. Иногда поверхность жертвенников носит седы огня, обожжённых жирных пятен, сажи, угля или следы красного красителя, символизировавшего огонь. Известны находки алтариков в сопровождении глиняных курильниц, также использовавшихся при совершении ритуалов. Интересен тот факт, что алтарики-жертвенники савроматского времени всегда обнаруживаются только в женских захоронениях. Это объясняется тем, что справление жреческих функций у савроматов осуществлялось именно женщинами, в погребениях которых и находят эти каменные столики.

Автор А.Г. Жирова