17.06.2016

Коллекция художественных ценностей и предметов декоративно-прикладного искусства

Тайны золотоордынской керамики

В фонде музея-заповедника находится обширная коллекция предметов эпохи Золотой Орды, в том числе в нее входят и поливные керамические изделия. Одним из интереснейших предметов этой коллекции является миска (КП-4708, А-133) датируемая XIII–XV вв., найденная у с. Селитренное в ходе археологических раскопок под руководством В.А. Филипченко в 1952 г.

В центре блюда изображено крылатое существо с туловищем представителя кошачьих, расцвеченным крупными синими точками, длинным узким хвостом темно-синего цвета и женским лицом, увенчанным головным убором, декорированным синей сеткой. Разные ученые определяют животное по-разному. В книге поступлений музея-заповедника животное атрибутированно как кентавр, этой же точки зрения придерживались В.А. Филипченко и Н.М. Булатов. По описанию кентавр имеет схожие черты с животным с золотоордынского блюда, однако этот мифологический образ подходит не полностью. Исходя из этого Н.Ф. Лисова предположила, что животным с миски может быть Бурак – внеземное разумное существо, на котором Мухаммед совершил ночное переселение из Мекки в Иерусалим. По традиции Бурака изображали в виде пятнистой лошади с лицом человека, ослиными ушами, крыльями и хвостом павлина. О этом существе есть косвенное упоминание в тексе Корана, в первом стихе 17-ой главы: «Хвала тому, кто перенес ночью своего раба из священного храма в Мекке в храм, отдаленный в Иерусалиме, вокруг которого мы благословили, чтобы показать некоторые из наших знамений». Существует легенда о том, что Бурак, покидая землю с Пророком, опрокинул наполненный водою кувшин. Возвращаясь на землю после беседы с ангелами и Богом, Мухаммед подхватил кувшин и из него не успело пролиться ни одной капли, т.к. время людей и Бога несоизмеримо. В свое время Омар Хайям посвятил этому мифологическому существу одно из своих четверостиший:

Чей разум охватить вселенную спешит

И, будто конь Бурак, по небу путь вершит

Тому до цели миг останется …

Но небо Закружит голову и наземь сокрушит.

Самое раннее изображение Бурака, выполненное на каменной плите, датируется X–XI вв. и хранится в краеведческом музее города Тартуса (Сирия).

Однако существо на блюде имеет кошачье тело и конечности, а не лошадиные, что не совпадает с описанием Аль-Бурака. Еще одним животным часто изображавшимся и имевшим тело льва является сэнмурв. Сэнмурв представлял крылатое животное с телом льва и головой собаки. В пользу того, что животное на блюде имеет черты сэнмурва, говорят изогнутые в сторону головы крылья, покрытые перьями. Это существо считалось посредником между верхним духовным и нижним земным, зримым миром, несло функции божественного вестника. Согласно «Шахнаме» Фирдоуси (конец X – начало XI вв.) сэнмурв живет на Эльбрусе, однако в зороастристских текстах (в первой части Авесты – Яшты) говорится, что он сидит под Мировым деревом, на котором произрастают все семена мира, и взмахами крыльев рассыпает семена, разносимые дождем и ветром по свету.

Образы фантастических существ, созданные путем комбинирования частей реальных животных, были излюбленными в иранском искусстве. С середины XI в. сфинксы являлись одними из самых популярных сюжетов на Переднем Востоке.

Смешение образов, которое можно увидеть на блюде, свидетельствует о смешении традиций орнаментации мастеров-керамистов, свозившихся с разных концов государства.

Автор: Е.П. Подкопаева

Фото

Литература:

Лисова Н.Ф. Орнамент глазурованной посуды золотоордынских городов Нижнего Поволжья. Серия «Археология евразийских степей». Выпуск 15. – Казань: Институт истории АН РТ, 2012.

Федоров-Давыдов Г.А. Искусство кочевников и Золотой Орды. Очерки культуры и искусства народов евразийских степей и золотоордынских городов. – М., 1976.


«150 лет со дня рождения Н.П. Протасова»

150 лет назад (1865 – 1941) родился Николай Петрович Протасов, астраханский художник–любитель, иллюстратор. Протасов окончил Реальное училище в Астрахани, где рисование преподавал П.А. Власов. В 1920 г. Николай Петрович становится преемником дела П.М. Догадина, директора и хранителя собрания картинной галереи, своего друга и соратника, вплоть до 1940 г. Именно под руководством Протасова в 1921 г. коллекция была перемещена из дома П.М. Догадина в залы особняка бывшей усадьбы городского головы И.Н. Плотникова. Благодаря Протасову в галерее шла активная работа по пополнению фондовых коллекций, в частности, живописными произведениями авангарда, коллекцией гравюр Ивана Акимовича Репина, западноевропейским фарфором. В 1941 г. Астраханский Союз художников вместе с картинной галереей готовит передвижные выставки, эскизы плакатов о борьбе против немецких захватчиков, выпускаются окна сатиры ТАСС. Николай Петрович оформляет альбом Климашевской, который в настоящее время хранится в фондах Астраханского музея-заповедника. Так же Протасов принял участие в оформлении нескольких серий открыток В.А. Сергеева, посвященных городу Астрахани и Волге — это «Привет из Астрахани», «Поклон из Астрахани», «Воспоминание об Астрахани», «Астрахань», «Поклон с Волги». Протасов являлся участником многих областных выставок.

Астраханский музей-заповедник располагает несколькими живописными произведениями Николая Петровича, датируемыми 1890 годом. Картины художника являются самыми первыми поступлениями в коллекцию изобразительного искусства Астраханского музея-заповедника. Это произведения: «Охота на тюленей», «Рыбаки в море», «Рыбаки отправляются в море», «Реюшки в море». Уже из названия произведений можно сделать вывод о том, что художника интересовала тема краеведения, тема рыболовства, в частности. Благодаря творчеству Н.П. Протасова, мы сегодня можем заглянуть в рыбацкие будни XIX века.

Помимо живописи, в фондах музея-заповедника хранятся плакаты, автором которых является Н.П. Протасов. Плакаты отражают актуальную для начала ХХ века тему революции. Например, плакат 1922 года «Очередные задачи Красной Армии ко дню 4-й годовщины организации Красной Армии».

Н.П. Протасов внес неоценимый вклад не только в культуру и искусство Астраханского края, но и в историю нашего региона.


Библиографический список:

  1. Макарова Т. Картинная галерея в годы Великой Отечественной. Информационный ресурс: http://www.astrakhan.ru/?content=news-item&id=77276 (дата обращения 26.03.2015)
  2. Нагайкина С.И. Фотография в Астрахани 1861-1920.Очерки по истории губернской фотографии. Астрахань, 2011. Информационный ресурс: http://astrahanfoto.livejournal.com/135594.html (Дата обращения 26.03.2015)
  3. Протасов Н.П. "Охота на тюленей". 1890. Холст, масло. АМЗ КП-166 / И-1
  4. Протасов Н.П. "Очередные задачи Красной Армии ко дню 4-й годовщины организации Красной Армии". 1922. Астраханский губполитпросвет. Бумага, печать. АМЗ КП-675 / И-29
  5. Протасов Н.П. "Реюшки в море". 1890г. Масло, холст. АМЗ ВХ-2418
  6. Протасов Н.П. "Рыбаки в море". 1890. Холст, масло. АМЗ КП-169 / И-2
  7. Протасов Н.П. "Рыбаки отправляются в море". 1890. Холст, масло. АМЗ КП-170 / И-3
  8. Фотография В.А. Сергеева. Информационный ресурс: http://nnm.me/blogs/Racing19/fotografiya-v-a-sergeeva/ (дата обращения 26.03.2015)

Автор: Ю.В. Герасимова


«Агитационное искусство в Астрахани в период ВОВ на основе коллекции изобразительного искусства ГБУК АО «Астраханский музей-заповедник»

Двадцатый век, лето 1941-го, война. Враг наступал стремительно. Еще быстрее преображалась страна, становясь единым боевым лагерем в стремлении остановить и беспощадно разгромить врага. Боевая задача встала и перед художниками - к штыку приравнять искусство, воспитывать волю к победе, ненависть к захватчикам. Одним из популярных видов искусства военного периода явился агитационный плакат.

Советские плакаты времен Великой Отечественной войны — наглядные пособия для разъяснения в доступной форме определённого вопроса, например, отношения советской власти к текущим событиям на фронте. Военные плакаты различались как по качеству исполнения, так и по форме. Некоторые из них были грубыми карикатурами, в то время как другие были картинами на военную тематику или получившими известность фотографиями, с разъяснением о происходящем или стихотворным комментарием.

В Астрахани автором плакатов был астраханский художник Николай Николаевич Скоков (1916-1987), который в 23 года был призван в армию. Скоков и на фронте оставался истинным художником – оформлял боевые листки, плакаты, рисовал портреты солдат и офицеров. Он запечатлевал отдельные боевые эпизоды, будучи на фронтах Прибалтики, Белоруссии, на смоленской земле. После тяжелого ранения под Смоленском был признан негодным к военной службе, вернулся в Астрахань, где до самой смерти служил своему призванию художника. Музей-заповедник располагает несколькими эскизами плакатов руки Скокова, написанных в 1942 и 1945 гг.

Эскиз плаката «Знамя фашизма» - изображение в технике карикатуры (Изображение №1). На эскизе изображена человеческая фигура в виде черта, красного цвета. Одет в штаны такого же цвета, за поясом пистолет, челка и усы у него такие же, как и у Гитлера. На одной руке черная повязка со свастикой, а в руке дубинка. В другой руке он держит знамя фашизма черного цвета. По центру знамени белый круг, в котором нарисован скелет с двумя перекрещенными костями под ним. Скелет изображает Гитлера, так как имеет такую же челку и усы. С помощью таких карикатурных образов автор хотел показать истинную сущность самого Гитлера и его последователей.

Эскиз плаката «Не спят в Москве, не спят в Берлине», является карикатурой (Изображение №2). Эскиз выполнен в классических цветах советского плаката: черный, белый и красный, еще автор добавил голубой цвет. Эскиз разделен на две смысловые части. В первой части схематическое изображение Спасской башни Московского кремля. На ее фоне черным цветом изображены три фигуры советских граждан: двух мужчин и одной женщины, которые широким шагом идут вперед, держа в руках лозунги со словами: «Маршалу Сталину – слава» и «Красной армии, освободительнице - слава!». Во второй части на фоне здания рейхстага изображен силуэт бегущего человека с чемоданами в руках. Этим плакатом автор хотел показать, прежде всего, могущество Красной Армии и советского народа.

Эскиз плаката «У разбитого корыта» - карикатура на Гитлера (Изображение №3). Написана в 1945 году, когда исход войны был уже предрешен. На эскизе изображен Гитлер в военной немецкой форме, у которого замотана щека белой повязкой. Гитлер склонился над разбитым корытом, а позади него стоит разорванное знамя фашизма, на котором изображена свастика и написано: «Великая Германия». На заднем плане по бокам изображены два танка с флагами Советского Союза и США. Внизу эскиза надпись: «В бронированной берлоге, иль в другом укромном месте, Гитлер слушает в тревоге предпоследние известия». С помощью этого плаката Скоков показал всю ничтожность Гитлера, и то, что война им уже проиграна.

Созданные за время войны плакаты и рисунки Скокова проникнуты священной ненавистью к фашизму, гневом и презрением к врагу. Но вместе с тем Скоков во всех своих работах оставался художником, а его карикатуры - примером искусства, преобразившегося во время войны, но сохранившего свой высокий уровень.

Помимо работ Скокова в коллекции изобразительного искусства музея-заповедника имеются еще 3 карикатуры периода Великой Отечественной войны неизвестного автора. Именно по причине неизвестности автора эти работы отнесены к научно-вспомогательному фонду. Но это не мешает им в полной мере быть отражением искусства периода ВОВ, тем более что они имеют к нему самое непосредственное отношение. Работы написаны с помощью акварели на бумаге.

На первой карикатуре изображены две женщины и мужчина (Изображение №4). С помощью надписи на рисунке и поз, в которых застыли герои этой карикатуры, мы видим, что они о чем-то сплетничают. За мужчиной изображена тень, и из надписи мы понимаем отношение автора к происходящему. Надпись гласит: «Не верьте слухам! Помните и знайте кому Отчизна дорога. Товарищи! Клеветника и шептуна разоблачайте, за ним всегда чернеет тень врага!».

На второй карикатуре на фоне карты Европы по центру изображен Гитлер, с плетью и ножом в руках (Изображение №5). Гитлер сидит на плечах у Муссолини. Оба одеты в военную форму. На заднем плане изображены поджидающие их партизаны. Сверху на рисунке надпись: «Итальянцу Гитлер сел на шею, а партизан засел в траншею. Нож и плетка нам помогут, хоть у Геббельса все «гут!»».

На третьей карикатуре изображены Геббельс, Гитлер и Геринг. (Изображение № 6). Три тела переплетены и соединены в единое целое. И они представляют собой трехглавую змею, поднимающуюся из кровавой реки. Геббельс расположен слева – в фашистской фуражке с двумя пистолетами в руках. Справа – Геринг, в каске с рогами и клыками. Гитлер располагается по центру, у него непропорционально большие уши, тем самым автор хотел показать то, что он слушает своих советников, которых он как раз и расположил по краям. Над собой Гитлер держит маленький корабль. У всех троих руки окровавлены. С помощью кровавой реки и окровавленных рук автор хотел сделать акцент на разрушительной силе войны и роли в ней Германии. Над изображением в карикатуре находится надпись: «И днем и тревожной ночью в фашистском гнилом очаге, купается в крови рабочей тройка – зловонное «Г»!».

Такого рода плакаты заменяли живого оратора на собраниях, митингах. Плакаты разговаривали с людьми – со всеми и с каждым в отдельности. Они были на площадях, на заводах, на вокзалах, на стенах и на заборах. С помощью агитационного искусства мы можем узнать и понять настрой людей той эпохи, чего они боялись, с чем боролись, чего хотели и как жили. Это важная страница не только в истории искусства и в истории нашей страны, в общем, и края в частности.

Фото 

Список использованных источников и литературы:

Литература:

  1. Военные характеры// Искусство. №1. М.: Искусство, 1965.
  2. Чекмарева Н. Художник светлого дарования. // Волга, 18 января 2001.

Неписьменные источники – экспонаты Астраханского музея-заповедника:

  1. АМЗ КП 26208 / И 1490 – Скоков Н.Н. Эскиз плаката «Знамя фашизма» 1942. Бумага, акварель.
  2. АМЗ КП 26209 / И 1491 – Скоков Н.Н. Эскиз плаката «Не спят в Москве, не спят в Берлине» 1945. Бумага, акварель.
  3. АМЗ КП 26210 / И 1492 – Скоков Н.Н. Эскиз плаката «У разбитого корыта» 1945. Бумага, акварель.
  4. АМЗ НВ 3185/1 – Карикатура периода ВОВ. Неизвестный автор.
  5. АМЗ НВ 3185/2 – Карикатура периода ВОВ. Неизвестный автор.
  6. АМЗ НВ 3185/3 – Карикатура периода ВОВ. Неизвестный автор.

Автор: Ю.В. Герасимова


Немного из истории развития производства фарфора и фаянса в России

Развитие керамики - это постоянное совершенствование технологии производства, непрерывная цепь открытий новых свойств этих материалов, их эстетической переосмысление в свете художественных задач той или иной эпохи.

Развитие русского керамического производства прошло стадии ремесла, кустарных промыслов, мануфактуры, машинной индустрии. Наиболее древняя по происхождению – гончарная керамика – развивалась на протяжении всей своей истории почти исключительно в рамках ремесла и кустарных промыслов. Технология ее производства относительно проста, что в известной степени предполагает целостность деятельности мастера, который сочетал в себе и технолога и художника.

До появления собственного фарфора Россия, как и Европа, покупала диковинный «звонкий товар» у иноземных купцов. Это были фарфоровые изделия из Китая, где впервые их стали изготавливать на рубеже VII-VIII веков. В Европу фарфор завезли купцы в ХIII веке. До ХVI века фарфоровые предметы всё еще находились среди самых ценных и считались дорогими подарками. Вскоре фарфор начали употреблять в качестве народной посуды. Начало производства фарфора в Европе связано с именем химика И.Ф. Бетгера. В 1710 году в Мейсене (Саксония), в замке Альбрехтсбург, была открыта первая в Европе фарфоровая мануфактура. Производство было строго засекречено.

История русского фарфора начинается с Петровского времени. Об этом свидетельствуют многие указы, подписанные Петром I. В литературе сообщалось о некоторых попытках наладить в России производство фарфора путем кражи «фарфо-рового секрета» за границей или переманивания иноземных мастеров. Однако архивные данные показывают, что помимо иностранцев, опытами по получению фарфора занимались также и русские мастера. В 1724 году был издан указ, который гласил: «В Мануфактур - коллегии рассуждали о ценинной и всякой посуде, которая делается из белой глины и ввозится в Россию из других государств. Зная, что в России такая белая глина находится, из которой имеется надежда, что можно делать в России всякую ценинную посуду и табашные трубки, коллегия и приказали в Москве публиковать с барабанным боем и в пристойных местах выставить билеты о том, что ежели кто пожелает оного художества завести фабрики и в помянутых местах, где оная белая глина имеется, делать ценинную и всякую посуду и табашные трубки добрым мастерством, применяясь против заморского, и оные б явились в Мануфактур – коллегию, которым дана будет его императорским величеством привилегия и в вывозе мастеров для дела той посуды и трубок учинить вспоможение». До настоящего времени дошла информация лишь об одной такой фабрики построенной купцом А. К. Гребенщиковым в 1724 году в Москве за Таганными воротами, в Алексеевской слободе, через которую проходила дорога на Гжель. Впервые годы выпуск продукции ограничился изразцами и курительными трубками. В 1731 году начались первые опыты по изготовлению посуды. В процессе поисков стала выпускаться посуда, покрытая блестящей эмалью. Продукция этого завода была рассчитана на широкий круг покупателей. Процесс формирования русской фарфоровой промышленности особенно интенсивно происходил в конце ХVIII и в первой половине XIX в. Стали известны фабрики Сухарева, Чапочкина, Матвеева и множество гжельских кустарных майоликовых мастерских. Географию основных центров изготовления фарфора определяло наличие сырья и рынков сбыта. Таких районов в России было несколько: Северный (Петербург и губерния), Центральный (во главе с Москвой), Юго-западный (включающий Волынь, Украину и Польшу) и Восточный (Пермь, Иркутск), сформировавшийся позже других.

Во второй половине ХVIII века одновременно с Императорским фарфоровым заводом (открыт в 1744 году) в центральной России деятельно работал только один частный фарфоровый завод – Гарднера (основан в 1766 году). Остальные заводы – Волкова, Сухарева – практически не играли большой роли в развитии русского фарфора. Для сравнения можно привести следующие цифры: в 1797 г. на заводе Гарднера было выработано фарфоровой посуды на сумму 2500 руб. В том же году в Россию было завезено китайского, японского и европейского фарфора на сумму 33 327 руб.

Честь открытия фарфоровой массы в России принадлежит русскому ученому Д.И. Виноградову, который работал на Императорском заводе в Петербурге и получил в 1747 году первый фарфор из отечественных материалов. Императорский завод, основанный в 1744 году в Петербурге, становится самым известным центром керамического производства в России. На начальном этапе изделия Императорского завода предназначались исключительно для царского двора, придворной знати. Сохранились отдельные предметы сервиза князя Долгорукого, украшенного фамильными гербами.

Со времени основания фарфоровый завод выпускал преимущественно чайную посуду и только в 1756 году, когда Виноградов сконструировал для обжига большую печь, появилась возможность создать многопредметный обеденный сервиз.

Последние десятилетия XVIII века в истории русского фарфора отмечены особыми заказами на дворцовые обеденные сервизы с большим количеством приборов. Первой (1784 г.) была крупная работа Рашета – парадный «Арабесковый» сервиз: девятьсот семьдесят три предмета на шестьдесят приборов (кувертов). Название обусловлено орнаментом, сочетавшимся с небольшими овальными медальонами, куда вписывались женские головки. Центральную часть блюд и тарелок занимают фигурные медальоны с многоцветными аллегориями: «Промышленность», «Искусство» и др. Сервиз включает и настольные украшения, состоящие из девяти скульптур с композиционным центром в виде памятника Екатерине II. Близок к «Арабесковому» и дворцовый сервиз под названием «Яхтинский» - прославляющий могущество русского флота и процветания отечественной торговли. «Кабинетский» сервиз, исполненный в 1795 году, состоял из восьмисот предметов. Роспись каждого из них относится к числу лучших образцов декорировки художественного фарфора. Предметы украшены широким золоченым поясом с гирляндой из ярких полевых цветов, в медальоны вписаны итальянские пейзажи с архитектурными памятниками. На противоположной стороне - пояснительные надписи к ним на русском и французском языках. С годами ценность сервиза возрастает, т. к. многих памятников, изображенных на предметах, давно не существует. Не сохранились и гравюры, с которых они воспроизведены.

После смерти Д.И. Виноградова техническое руководство возглавил Никита Воинов. В конце 60-х годов Андрею Черному удалось получить превосходный мелкозернистый бисквит (неглазурованный фарфор). Это позволило преступить к выработке декоративной скульптуры с тончайшей моделировкой деталей. Профессор скульптуры Академии художеств Жан - Доминик Рашет, возглавил модельную мастерскую Казенного завода. Возрос выпуск скульптурных изделий: позолоченных фарфоровых фигур из бисквита, портретных бюстов. По руководством Рашета в начале 1780-х годов завод запустил этнографическую серию «Народы России», за этой серией появилась другая - «Петербургские ремесленники и уличные торговцы». В конце XVIII века широко распространилось изготовление декоративных ваз – яйцевидной и полуяйцевидной формы. Вазы имели крышки с ажурной прорезью и известны как вазы ароматницы, наполнявшиеся благовонными специями.

В честь победоносного окончания Отечественной войны 1812 года была создана двухметровая ваза красивой яйцевидной формы, отдельные части которой соединены стержнем. На одной из сторон - композиции из военных атрибутов и земной шар с надписью «Россия». В оформлении художественного фарфора использовались портреты героев недавних сражений. Портретами героев Отечественной войны 1812 года украшен чайный сервиз в форме античного кратера: золоченый фон разделан обильной цировкой.

Утверждение в русском искусстве классицизма (ампир) не замедлило сказаться и на изделиях из фарфора. Стали появляться вазы, кувшины, чашки несколько удлиненной формы на высокой ножке с ручками, выступающими над верхним краем – это придавало изделиям торжественность.

С годами спрос на фарфоровые изделия увеличивался, и одного Императорского завода оказалось недостаточно. В 60-70 годы XVIII века в России появляются небольшие частные предприятия. Как излагалось выше - одним из первых частных заводов являлся завод Ф. Я. Гарднера. Опытных специалистов он выписал из Европы, а в ученики определял сирот, воспитанников Дома Московского опекунского совета. Работа мастеров-иностранцев сказалась на характере продукции завода в некоторой манерности и в неправильных пропорциях. Однако изделия весьма привлекали своей расцветкой. Пурпур с теплым лиловым оттенком, присущий только росписям на изделиях этого завода, был настолько красив, что иногда им одним исполняли весь декор. Особого внимания заслуживают четыре орденских столовых сервиза, выполненные в конце 70-80 годов по специальному заказу царского двора: «Андреевский», «Георгиевский», «Александра Невского» и «Владимирский»- предназначавшиеся для торжественных приемов кавалеров этих орденов. На художественной продукции завода также отразилась и мода на русский ампир, особенно в фарфоровой пластике. Арлекинов, садовников и пастушек теперь сменили фигурки крестьян и ремесленников, отличавшиеся спокойными композициями, стройными пропорциями. Подставки, на которых укреплены фигурки, приобретают правильную форму круга или квадрата. На протяжении всего времени существования завод считался лучшим из частных заводов России. Продукцию гарднеровского завода составляли и простые сравнительно дешевые изделия и дорогие, высокохудожественные - для узкого круга покупателей или заказные. Распространенным мотивом в росписи были: роза тюльпан, стилизованный цветок, напоминающий шиповник.

В начале XIX века обстоятельства более благоприятствовали развитию русской фарфоровой промышленности: введены высокие пошлины на фарфор ввозимый из-за границы, владельцам фабрик было разрешено покупать крестьян, находившихся вблизи заводов, владельцам мануфактур выдавались денежные ссуды, сильное поднятие цен на изделия сделало выгодным устройство новых фабрик, расширение прежних. Большие запасы сырья позволили превратить старейший в России гончарный Гжельский район в центр производства фарфора. В первой четверти XIX века здесь было основано несколько десятков фарфоровых фабрик, изделия которых адресовывались широкому потребителю. Особенно выделялся завод московского купца Алексея Попова, основанный в 1806 году К. Милле и в 1811 году купленный Поповым. Изделия завода, для которых были характерны черты позднего классицизма, привлекали многообразием форм и росписью (соусник в виде лебедя, чайники с птичьими носами и ручками – грифонами, чашки на трех ножках с высокими красиво изогнутыми ручками в виде лебединых шеек). Выпускались предметы домашнего обихода: настольные лампы, чернильницы, солонки, пепельницы. Популярностью пользовалась так называемая трактирная посуда. Исключительный интерес представляют фарфоровые статуэтки: пряхи, косари, пастухи, странники и т.д. исполненные в реалистической манере и с большим мастерством. По литографиям из французских журналов изготовлялись статуэтки, изображавшие франтов, модниц, изящных продавщиц: мастера стремились более точно воспроизвести детали костюмов, причесок.

Число частных заводов постоянно росло и к концу третьей четверти XIX века дошло до нескольких десятков. Со второй половины XIX века большую известность приобретает завод братьев Корниловых, основанный в 1835 году в Петербурге и оснащенный новейшей техникой. Изделия завода были лучшими, но художественный уровень их уступал изделиям Императорского фарфорового завода.

К 80-м годам большинство крупных частных заводов сконцентрировалось в акционерном товариществе Кузнецова. Эти заводы выпускали сравнительно недорогой фарфор, отличавшийся декоративностью, пестротой и яркими чистыми красками – синей, пурпуровой, золотой.

К началу XX века, помимо Императорского фарфорового завода в России существовали предприятия акционерного товарищества Кузнецова; из частных предприятий уцелел только завод братьев Корниловых. В годы первой мировой войны производство художественного фарфора в России пришло в упадок.

После Октябрьской революции началась перестройка всей экономики страны. Все заводы были национализированы. Возникло новое направление их в работе – создание массового агитационного искусства. После 20-х г.г. основными производителями фарфоровой посуды оказались в России Дулевская, Дмитровская и Первомайская фабрики, заводы «Пролетарий», «Красный фарфорист». В 1925г. бывшему Импера-торскому фарфоровому заводу присвоено имя М.В.Ломоносова. Этот завод стал единственным предприятием, выпускавшим в те годы высокохудожественные изделия из фарфора. Выпускались небольшие партии изделий, но они привлекали злободневностью и разнообразием тематики. Агитационный фарфор выставлялся в специальных витринах, подобно плакатам в «Окнах Роста». Первые произведения - декоративные тарелки, блюда, вазы – украшались текстами лозунгов, портретами деятелей революции, советской эмблематикой.

В фондах музея-заповедника собрана интересная коллекция изделий из фарфора и фаянса до советского и советского периода – посуда, статуэтки, мелкая скульптура, курильницы (ароматницы), керосиновые лампы и т.д. В коллекцию входят изделия, изготовленные на разных заводах. Наиболее обширная коллекция фарфора и фаянса фабрик М.С. Кузнецова в Твери, Дулево, Риге, Будах. В конце XIX века промышленник М.С.Кузнецов объединил ряд фарфоровых фабрик и заводов и основал «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С.Кузнецова». Было налажено производство фарфоровых и фаянсовых изделий широкого потребления. Они отличались добротностью, но низким художественным решением. В музейной коллекции имеется столовый сервиз из фаянса состоящий из 30 предметов, пепельницы с надписью «Торговый дом Бр. Гантшер в Астрахани», «Магазин А. И. Фадеева в Астрахани», «Оптово-розничные магазины торгового дома И. Т. Шлеина» и т.д. Интересны отдельные предметы: кружка с крышкой коричневого цвета с темно-коричневой фигурной ручкой и ободком, украшена растительным узором светло-зеленого цвета, со сквозными отверстиями в стенках и надписью – « Напейся, но не облейся»; кружка с туловом стилизованным по ствол дерева и украшена рельефным изображением птиц и цветущих веток; футляр для зубных щеток овальной формы, украшен многоцветной росписью жанровых сцен на китайские мотивы; масленка в виде тыквы с ручкой стилизованной под стебель растения; чашка полусферической формы, на трех ножках, стилизованных по листья, с фигурной ручкой, нижняя часть голубого цвета, верхняя – розового и надписью: «С днем ангела» и т.д.

Изделия завода Ф.Я. Гарднера в музейной коллекции отличаются прекрасными техническими качествами, хорошей живописью это различные предметы из столовых , чайных и кофейных сервизов украшенные растительными узорами и жанровыми сценками, а также различные статуэтки например- настенная - изображающая голову собаки. Советский фарфор и фаянс представлен заводами «Красный фарфорист», «Пролетарий», Ленинградский, Дмитровский, Дулевский фарфоровые заводы.

Автор И.И. Ахунова


«Бисквитный фарфор»

Фарфор - материал, который получается путем спекания фарфоровой массы, состоящей из глины, белой глины – каолина, кварца, полевого шпата и других природных субстанций. Изделий из фарфора изначально белые, блестящие, в тонком слое просвечивающие, непористые, водонепроницаемые и термостойкие, обладают хорошими изоляционными свойствами.

В зависимости от состава и процесса изготовления различают мягкий, твердый и костяной фарфор, а по наличию глазури на поверхности изделий – глазурованный фарфор и бисквит (неглазурованный фарфор). Фарфор разных производителей отличается цветом, составом и технологией производства. Дорогие коллекционные сорта называют по месту производства или по имени владельцев фарфоровых заводов.

Бисквитная пластика из мягкого фарфора, теплого, слегка желтоватого тона, имеет матовую шелковистую поверхность, а отсутствие глазури и росписи обусловливает необходимость очень тонкой моделировки. Существует мнение, что бисквитным его называют по причине двукратного обжига. Приставки «бис» и «би» во многих языках означают два. При производстве фарфора сначала производят обжиг, который называют утильным, а затем следует обжиг при глазуровании. Бисквитный фарфор также обжигается дважды, но второй раз без глазури. В настоящее время технология производства бисквитного фарфора может и не включать второго обжига.

Из бисквита изготавливают мелкую декоративную пластику. Мода на изделия из бисквита появилась в связи с распространением идей Неоклассицизма во Франции в середине XVIII века. Первые статуэтки из неглазурованного фарфора своей матовой зернистой поверхностью ассоциировались с античным мрамором; их стали изготавливать на французской мануфактуре в Севре с 1753 году по рисункам Ж. Ж. Башелье. В 1757 году модельную мастерскую Севра возглавил выдающийся скульптор Э.М. Фальконе. Ему принадлежат лучшие произведения в этом виде искусства. С 1785 года в Риме Дж. Вольпато наладил производство миниатюрных фигурок из бисквита по мотивам известных античных статуй. Они снискали огромную популярность.

В России первая мануфактура была основана в 1744 г. в Санкт-Петербурге и именовалась – «Парцелиновой мануфактурой». Для разработки состава фарфора дочь Петра Елизавета приглашала иностранных специалистов, но способ получения твердого фарфора из отечественных материалов, который практикуется до сих пор, был открыт Дмитрием Ивановичем Виноградовым. В 1765 году «Порцеллиновая мануфактура» получила название Императорского фарфорового завода, а сейчас известна как фарфоровый завод им. М.В. Ломоносова.

С 1779 года на Императорском фарфоровом заводе работал выдающийся мастер изделий из бисквита француз Ж.-Д. Рашетт. С именем этого мастера связывают начало производства в России бисквитного фарфора.

Российские фабрики производили бисквитный фарфор по технологиям и мастерству европейских фабрик Севры и Мейсена. Цветочный декор был излюбленным мотивом украшения «бисквита» — необыкновенной красоты букеты, корзины, венки, гирлянды цветов не могли оставить равнодушным ни интеллектуала, ни обывателя. Будучи истинными произведениями искусства статуэтки, стали визитной карточкой бисквитного фарфора.

В музее – заповеднике хранится коллекция бисквитного фарфора. Коллекция представляет собой собрание статуэток, скульптур, шкатулок, пудрениц и вазочек. Большинство предметов выполнены из белого бисквита, и украшено традиционным для бисквитного фарфора цветочно-растительным орнаментом, и относятся к началу XX века.

Познакомиться с предметами бисквитного фарфора можно будет в музее–заповеднике после его открытия.

Фото

автор Ю.В. Герасимова


Каслинское литье

Каслинское литьё - художественные изделия из чугуна, издавна производились на заводе архитектурно - художественного литья в городе Касли Челябинской области. Традиции Каслинского литья (графическая чёткость силуэта, сочетание тщательно отделанных деталей и обобщённых плоскостей с энергичной игрой бликов) сложились в XIX веке, нашла широкое распространение по всей стране и за рубежом.

Скульптура, как правило, выполнялась по моделям художников П.К. Клодта, Е.А. Лансере, О. Таёжной, Н.А. Лаверецкого, Р.И. Баха и его двух сыновей Р.Р. Баха и Н.Р. Баха, М.Д. Канаева, В.Ф. Торокина и др.

Каслинское литье - привлекает красотой и правдивостью изображения людей и животных. При чеканке чугунных скульптур каслинские мастера тонко чувствуют особенность материала, его пластические и цветовые свойства, фантазию кружевного ажурного рисунка. От мастера зависит точность моделирования композиции, четкость исполнения силуэта. Предметы отделываются тщательно, что делает чугунные изделия Касли подлинным произведением искусства. Каслинские мастера узорного чугуна изготавливают корпуса для часов, каминную скульптуру, интерьерные композиции.

В фонде «ДПИ» Астраханского музея-заповедника хранится интересный экспонат - сюжетная композиция «Джигитовка» - чугунное литьё. Сегодня этот редкий предмет интерьера можно увидеть на выставке в башне Красные ворота кремля. Привлекает он внимание реалистичностью сюжета, тонкой техникой и наполненностью сюжета композиции.

Автор Г.Г. Карнаухова


Предметы одной выставки (агитфарфор в коллекции астраханского музея-заповедника)

АГИТФАРФОР

Агитфарфор пролетарский:

 росписи блюдечек, блюдищ

 Видишь: рабочий, летящий

 в облака на скрежещущих крыльях

 Видишь: испуганный поп

 перед штыком продармейца

 Чаша "Венчанье России",

 блюдо "Несчастья России"

 То ли для пиршеств грядущих,

 то ли для украшенья

 Коммунальных жилищ...

 Сергей Стратановский

В годы революции и периода становления Советской власти продолжал работать фарфоровый завод в Санкт-Петербурге, являвшийся в течение полутор аста лет школой для русского прикладного искусства. Художники, работавшие на фарфоровых и керамических предприятиях, активно включились в создание новой пролетарской культуры. Было создано основное ядро мастеров и художников, окончивших петербургские художественные школы. Подготовка кадров в художественных школах России оказалась настолько высокой, что дала возможность создать одно из ярчайших и знаменательных явлений советского искусства – агитационный фарфор первых послереволюционных лет. Цитата из журнала того времени: «Художники-керамисты сумели отразить и быт наших дней: пролетариат в ореоле героизма, пролетарская идеология, ее лозунги и устремления стали доминирующей темой росписи фарфора; в этом смысле можно говорить о появлении особого пролетарского стиля в фарфоре» (статья из журнала “Русское искусство”, №2-3 за 1923 г.)
В двадцатых годах XX века наряду с плакатом агитфарфор оказался в числе самых передовых революционных видов искусства. Было создано много интересных работ с росписью по фарфору, где революционные лозунги компоновались с рисунками, включающими новые советские эмблемы и жанровые сцены нового быта. Советский агитфарфор был рожден Октябрьской революцией и явился активным проводником идей революции, был обращен к широким массам народа.

Новизна тематики принесла мастерам керамистам определенные трудности, тем более что работать приходилось лишь по портретам и фотографиям. Новая техника потребовала и новых средств выражения. Сначала это была роспись на тарелках черным шрифтом различных агитационных лозунгов. Затем агитационный фарфор сближается с плакатом и оформлением революционных праздников. Немалое место в оформлении художественных изделий – тарелок, чашек – приобретает советская эмблематика – изображение серпа и молота, шестеренки, различных надписей. Иногда текст вплетается в орнамент. Роспись становится более сочной и декоративной. В Астраханском музее-заповеднике в настоящее время экспонируются несколько предметов коллекции агитационного фарфора и фаянса:

  1. Тарелка с изображением рабочего со знаменем (1927-1929гг.).
  2. Чашка с изображением на тулове портрета В.И.Ленина, читающего газету «Правда», на ленте - надпись: «Везде всегда Ленин безраздельно с нами», на дне клеймо с надписью: «НТФ Волхов», начала ХХ века.
  3. Тарелка с надписью «РККА» фаянсовая.

Экспонируются на выставке «ХХ век в искусстве» также и более поздние предметы агитфарфора: блюдце «План ГОЭЛРО.1920г.», декоративные тарелки.

Приглашаем всех желающих посетить экспозиции музея-заповедника и своими глазами увидеть «свидетелей минувших дней».

Использованная литература:

  1. Р.А.Бардина «Изделия народных художественных промыслов и сувениры» г. Москва, Высшая школа, 1990г. стр. 136-138.
  2. Журнал “Русское искусство”, №2-3 за 1923 г./интернет-ресурс/
  3. Сергей Стратановский «Стихи» СПб. Ассоциация "Новая литература", 1993. ISBN 6-85080-004-2 128 с

Фото

Автор О.М. Иванова


«Предметы завода Ф.Я. Гарднера в Вербилках» 

В собрании Астраханского музея-заповедника хранится большая коллекция предметов из керамики и стекла. Эти предметы интересны для изучения истории открытия и производства фарфора, фаянса, стекла, истории торговли, истории жизни различных народов. Предметы из стекла разделяются на ряд коллекций. Одной из таких являются изделия фарфорового завода имени Гарднера.

Частный фарфоровый завод Гарднера один из первых частных фарфоровых заводов, основанных в России в 60-х гг. XVIII века.

 В начале XIX века завод принадлежал внукам основателя: Александру, Петру и Николаю Францевичам. Затем в качестве владельцев завода упоминают Александра и Петра, в 1829 г. – Петра и Николая с конца 40-х годов владельцами числились сыновья Петра Франциевича, Владимир и Александр, затем один Александр. В 70-е годы завод перешел к вдове их брата Павла – Елизавете Николаевне, которая в 1891 г. продала его М. С. Кузнецову. После Великой Октябрьской революции завод был национализирован.

 В ранние годы своей деятельности завод Гарднера выпускал в основном копии изделий Мейсенской фарфоровой мануфактуры. Но в 1778 - 1783 годах на заводе были выполнены четыре орденских сервиза - Андрея Первозванного, Александра Невского, Георгия Победоносца и Св. Владимира для приемов при дворе кавалеров этих орденов. Тарелки сервизов сделаны в виде листьев, распространенный прием в европейском фарфоре XVIII века, декор сервизов дополняют изображения орденов и орденских лент.

В XVIII веке на заводе Гарднера были выработаны несколько видов клейм, которыми метили изделия, а также определенный круг орнаментального и цветочного декора, по которому изделия этого завода всегда узнавались.

 В первом десятилетии XIX столетия предприятие находилось в невыгодном положении: из-за низких ввозных пошлин иностранные фирмы активно ввозили в Россию фарфор, фаянс, стекло, создавая конкуренцию русским частным заводам. Война также отрицательно сказалась на производстве гарднеровского фарфора. Упадок деятельности объясняется и неумением руководства оперативно изменить стиль выпускаемой продукции.

Гарднеровский фарфор первой трети XIX века, как и фарфор Императорского фарфорового завода по формам и декору соответствовал господствовавшему в России в это время ампиру. Обилие скульптурных элементов и позолоты, удлиненные формы, копирование произведений живописи характерны для посуды завода Гарднера первой трети XIX века.

Кроме того, на фарфоре появляются жанровые сцены и сцены войны 1812 года, в которых французы часто изображались в карикатурном виде. В 1820-х гг. выпускаются заказные сервизы с портретами, русскими пейзажами, в том числе видами усадеб.

Развитие промышленности и науки не могли не сказаться на производстве фарфора середины и второй половины XIX в. Заметно увеличивается объем продукции действующих заводов Гарднера, Попова, появляется большое количество новых заводов.

Частные заводы обеспечивали фарфором широкие слои населения. Конечно, завод Гарднера и другие не располагали такими специалистами и технологическими возможностями, какие были в распоряжении Императорского завода, тем не менее, ассортимент частных заводов был достаточно разнообразным: делались различные сервизы, блюда, заварные чайники на подставках-грелках, подсвечники, корпуса для часов, всевозможные флаконы, так называемая трактирная посуда, жанровая скульптура, подарочные чашки и другие предметы обихода, для восточного рынка стали выпускать вещи в "восточном духе". Конкуренция заставила строго следить за новыми веяниями моды и незамедлительно реагировать на изменение покупательского спроса.

В декоративном оформлении фарфора со второй трети XIX века господствуют сменяющие друг друга исторические стили, а также создают новую серию художественных статуэток, уже в духе картин передвижников.

В 1878-79 гг. русское правительство резко снизило ввозной таможенный тариф, многие частные фарфоровые заводы, в том числе производство Гарднера, стали испытывать серьезные затруднения со сбытом продукции. В результате разногласий в семье Гарднеров произошел раздел имущества.

В 1880-х гг. на заводе все еще продолжается активный выпуск фарфоровой продукции, изделия расходятся по азиатским и русским рынкам, но предприятие работает уже по инерции: в то время как керамическая техника в Европе совершенствуется, в Вербилках все остается по-старому. В 1892 году владелица завода Е.Н. Гарднер продает его М.С. Кузнецову.

Завод Гарднера оказал сильное влияние на частные русские фарфоровые заводы. Он давал им направление, указывал пути развития, служил примером для подражания и образцом для копирования.

В фондах музея-заповедника находится коллекция керамика и фарфора, изготовленного на заводе Гарднера. Среди них выделяется сервиз и статуэтки.

Сервиз является сувенирным. Он состоит из чайных пар, сахарницы, чайника и сливочника. Предметы сервиза розового цвета, декорированы растительным орнаментом (деколь с ручной доводкой) и золотыми отводками по краям.

Статуэтки выполнены из особого вида неглазированного фарфора – «бисквит». Первая статуэтка многоцветная, изображает пожилую женщину в чепце с шалью, накинутой на плечи. Вторая статуэтка изображает сцену из крестьянского быта: старик с ребенком возле скамьи и кадушки.

Фото

Библиографический список:

  1. «Фарфор, фаянс, стекло из фондов Астраханского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника». Каталог. Астрахань. 1983.
  2. «Старик и ребенок» из коллекции фарфора Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 17579 / К 156.
  3. «Статуэтка женщины с шалью» из коллекции фарфора Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 17578/ К 155.
  4. Сервиз сувенирный из коллекции фарфора Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 24415/ 1-4, 6-9, 12-14.

Автор Ю.В. Герасимова


«Фарфор, фаянс заводов, фабрик Товарищества М.С. Кузнецова»

Во второй половине и особенно в 3 четверти XIX века керамическая промышленность переживает тяжелый кризис: многие заводы ликвидируются, но вместе с тем возникают и новые, частью недолговечные предприятия. В это время появляется типичная для новой капиталистической формации фигура монополиста – промышленника М.С. Кузнецова. К концу века он объединяет в своих руках ряд фарфоровых и фаянсовых заводов России и основывает в 1889 г. «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова». Общая производительность фарфора и фаянса на Кузнецовских заводах достигала значительной цифры и составила около двух третей производительности керамических предприятий всей страны.

Завод Кузнецова в Риге был основан в 1843 г. гжельским заводчиком С.Т. Кузнецовым. После его смерти, в 1864 г. перешел его внуку М.С. Кузнецову. На заводе производилась фарфоровая столовая и чайная посуда, телеграфные и телефонные изоляторы, фаянсовая столовая посуда, полуфаянсовые изделия.

В фондах музея – заповедника хранятся предметы завода Кузнецова в Риге. К ним относятся: салатница и овальное блюдо, украшенные по краю зеленой каймой; блюдце, украшенное росписью в темно – коричневых тонах; масленка, на крышке которой вылеплена фигурка обнаженного мальчика.

Завод М.С. Кузнецова в Твери был куплен в 1870 г. Кузнецовым у Ауэрбаха. В 1918 г. завод перешел государству. Рабочих на заводе в 1864 г. было 800 человек, а в 1912 г. – 1518 человек. Этот рост завода отразился и на ассортименте. От производства одного фаянса завод через некоторое время перешел к выработке фарфора, майолики и полуфаянса. Время освоения новых технических видов изделий в точности не известно, но должно относиться примерно к началу 90-х годов, так как к коронации в 1896 г. завод выпустил огромное количество памяток – стаканов, чаш и прочих вещей. Техническая сторона изделий была очень высока, завод получил на выставке много наград; художественная же наоборот была весьма низкой, что следует отнести на счет общего падения искусства фарфора и фаянса в России в конце XIX – начале XX вв.

В фондах музея – заповедника находятся около 40 предметов завода М.С. Кузнецова в Твери. Это соусники, супницы, разнообразные тарелки и блюда, салатницы и доски для нарезания сыра. Как правило, завод украшал свои предметы растительно – цветочным орнаментом.

Так же в фондах музея – заповедника хранятся предметы фабрики М.С. Кузнецова в Будах. Фабрика была основана в 1887 г. Первоначально выделывались только полуфаянсовые изделия, с 1892 г. – фаянсовая посуда, а с ноября 1894 г. – фарфор.

Фабрика М.С. Кузнецова в Рыбинске была основана в д. Песочной Романово – Борисоглебского уезда Ярославской губернии в 1884 г. купцом Никитиным. В

1886 г. продана им торговому дому «Карякин и Рахманов». В то время вырабатывались фарфоровая и фаянсовая посуда. В 1894 г. фабрика была приобретена М.С. Кузнецовым. С тех пор выделка фаянса прекратилась и стал вырабатываться один фарфор, преимущественно чайная посуда. Фабрика всегда указывалась в Рыбинске, потому, что всё снабжение фабрики и весь сбыт продукции шли именно через этот город.

Фонды музея–заповедника располагают лишь одним предметом из этой коллекции – это мелкая фаянсовая тарелка, расписанная растительным узором.

Завод в Песочне был арендован М.С. Кузнецовым в 1898 г. у товарищества Мальцева, а в 1911 г. перешел в собственность к Кузнецову. Вырабатывалась на заводе фаянсовая столовая посуда. В 1918 г. завод перешел к государству.

В фондах музея–заповедника находятся предметы и из продукции фаянса Кузнецова. К ним относятся мелкие тарелки, украшенные цветами незабудок; блюдо для рыбы расписанное букетами цветов; блюдо прямоугольное, украшенное синей каймой, розовыми выемками и позолотой.

Фото

Библиографический список: 

  1. «Фарфор, фаянс, стекло из фондов Астраханского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника». Каталог. Астрахань. 1983.
  2. Молочник из коллекции фаянса Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 21320 / К 325.
  3. Самовары сувенирные из коллекции фаянса Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 26612 / К 1050; АМЗ КП 24362 / К 770.
  4. Чайные пары из коллекции Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 26776/6,15; АМЗ КП 35957; АМЗ КП 28738.
  5. Масленка из коллекции фаянса Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 39799 / К 1989.
  6. Сахарница из коллекции фаянса Астраханского музея-заповедника. АМЗ КП 41776 / К 2137.
  7. Молочник из коллекции фаянса Астраханского музея-заповедника. АМЗ НВ 4149.

Автор Ю.В. Герасимова


«Личность Н.Г. Чернышевского в творчестве астраханских художников»

С середины XIX века Астрахань и окрестные городки Черный Яр, Енотаевка, Красный Яр стали местом политической ссылки. Сюда переводили тех, кто уже побывал в тюрьмах, в Сибири. Среди них – Николай Гаврилович Чернышевский. После многолетней неволи он в конце октября 1883 года был доставлен под стражей в Астрахань.

В Астрахани к прибытию «важного государственного преступника готовились довольно долго. Н.Г. Чернышевский еще не знал о предстоящей перемене в своей жизни, когда астраханский губернатор читал секретный указ Сената от 15 июля 1883 года, разрешавший Чернышевскому «перемещение на жительство под надзор полиции в г. Астрахань».

Приезд в Астрахань политических ссыльных, «неблагонадежных» лиц, просто подозрительных был обычным явлением. На этот раз случай был исключительным, астраханским властям поручали Чернышевского, ярого врага самодержавия, человека, посягнувшего на существующий «порядок управления» в России.

Начальник Астраханского губернского жандармского управления полковник Головин в секретном письме губернатору 22 сентября 1883 года изложил свой план действий. В нем предусматривалось, что Чернышевский «по прибытии на место водворения…должен быть подчинен обыкновенному полицейскому надзору». Далее в письме излагался способ негласного наблюдения: «… назначить, единственно для этой цели одного из расторопных и сметливых полицейских околоточных надзирателей, переодеть его в партикулярное платье, вменить ему в обязанность зорко следить за всеми лицами, могущими посещать Чернышевского, в особенности за приезжающими в Астрахань, а также знать, с кем поднадзорный сведет знакомство в Астрахани и не будут ли происходить в его квартире или его знакомых какие-либо сборища. О результатах наблюдения означенное лицо должно ежедневно докладывать начальнику Астраханского губернского жандармского управления и полицейскому начальству…».

 После обычных формальностей, представления полицейскому начальству Чернышевский был сдан под надзор жандармерии и полиции и поселен в гостинице Смирнова. Гостиница Смирнова, крупного торговца и домовладельца, размещалась в самом бойком торговом районе города – на Косе. Из окон гостиницы были видны белый Кремль и собор, многолюдная площадь. Для Чернышевского после одинокой жизни в Сибири эта разноязычная толпа представляла собой необычное явление.

В гостинице Чернышевский прожил три дня, затем снял квартиру на Почтовой улице в доме Хачикова. Началась долгая, трудная жизнь изгнанника в Астрахани. За Чернышевским был установлен тайный надзор. Для Чернышевского были созданы невыносимо тяжелые условия проживания: слежка, особо бдительный надзор, обыски; запрещение его имени в печати, запрещение заниматься самостоятельной творческой деятельностью. Но не смотря на это, Чернышевский не только не был подавлен своим положением, но и активно работал. В Астрахани он стремился подвести итоги своему прошлому революционному пути. Он говорил, что «находясь в Астрахани, хорошо послужил своей Родине».

В начале июня 1889 года департамент сообщил губернатору, что министром внутренних дел был подписан перевод Н.Г. Чернышевского в Саратов. И 24 июня 1889 года он, сопровождаем полицейским чиновником, выехал в Саратов.

Н.Г. Чернышевский прожил в Саратове всего 4 месяца. В ночь на 17 (29) октября 1889 года его не стало. В последний путь Н.Г. Чернышевского провожали представители делегаций многих городов, в том числе и Астрахани.

Все эти события не могли не найти отражения в изобразительном искусстве, в частности, в творчестве астраханских художников.

Астраханский художник Н.Г. Портнов не являлся современником Чернышевского, но, тем не менее, эта тема нашла свое отражение в его творчестве. Музей-заповедник располагает лишь двумя его картинами, посвященными пребыванию Н.Г. Чернышевского в Астрахани, которые были приобретены у жены художника после его смерти в 1978 г. первая картина – это «Портрет Н.Г. Чернышевского в последние годы жизни». Вторая картина – «Н.Г. Чернышевский в Астрахани».

В музее-заповеднике хранятся эскизы к картинам В. Сигорского, посвященные аресту Н.Г. Чернышевского, датированные 1951 годом. Эскизы изображают Чернышевского на каторге в Сибири, после которой он и был направлен в Астрахань. Сигорский уделил внимание именно этому периоду жизни Чернышевского потому, что хотел отразить предшествующий этап приезду писателя в Астрахань.

А.Б. Заславский – один из астраханских художников, так же посвятивших часть своих работ теме пребывания Чернышевского в Астрахани. Его работы представляют собой коллекцию графических рисунков. Основная тематика рисунков посвящена пребыванию Чернышевского не только в Астрахани, но в его жизни в Саратове, Санкт-Петербурге. Так же автор разрабатывал эскизы обложек книг, посвященных жизни и творчеству Н.Г. Чернышевского. Например, к книге К.И. Ерымовского «Чернышевский в Астрахани».

Ю. Казмичов на своих рисунках отобразил пребывание Чернышевского в Санкт-Петербурге, в Лондоне. Пребыванию в Астрахани автор посвятил рисунок – «Портрет Чернышевского в астраханский период его жизни». На рисунке Чернышевский изображен сидящим за столом с раскрытой книгой перед ним. Этот портрет подчеркивает философскую натуру Чернышевского.

Момент переезда Н.Г. Чернышевского из Форпоста в Астрахань показал в своей работе астраханский художник П.П. Волков. Картина датируется 1971 годом. На ней изображен Чернышевский, слева изображена повозка с бочками, в центре - фигуры двух мужчин, на заднем плане панорама Астрахани. Картина была задумана автором к 150-летию Н.Г. Чернышевского, в честь открытия музея Чернышевского в 1978 году, но не была закончена из-за смерти автора в 1987 году.

Пребывание Чернышевского в Астрахани нашло сое отражение в творчестве еще одного астраханского художника – К.А. Титова. Художник изобразил Чернышевского, прогуливающегося по берегу реки, на фоне реюшек. Так же на картине подчеркнута традиционная рыболовецкая тематика Астрахани. Картина была написана в 1990 году.

Музей-заповедник располагает лишь теми произведениями, связанными с жизнью и творчеством Н.Г. Чернышевского в Астрахани, которые были написаны гораздо позднее изображаемых событий.

Фото

Библиографический список:

Ерымовский К.И. «Чернышевский в Астрахани». Астрахань 1952.

  1. Волков П.П. «Переезд Чернышевского из форпоста в Астрахань». 1977 г. Холст, масло. АМЗ КП 38530/1 / И 2909.
  2. Казмичов Ю. М. «Чернышевский за работой в редакции «Современник». Бумага, акварель. АМЗ КП 25650 / И 1459.
  3. Казмичов Ю. М. « Чернышевский у Герцена в Лондоне». Бумага, акварель. АМЗ КП 25649 / И 1458.
  4. Казмичов Ю. М. «Молодежь провожает Чернышевского после обряда «гражданской казни». Бумага, акварель. АМЗ КП 25648 / И 1457.
  5. Казмичов Ю. М. «Портрет Чернышевского в астраханский период его жизни». Бумага, акварель. АМЗ КП 25645 / И 1454.
  6. Сигорский В. «Арест Чернышевского Н.Г.». Эскиз. 1952 г. Бумага, акварель, гуашь. АМЗ КП 30344 / И 1605.
  7. Сигорский В. «Чернышевский на каторге». Эскиз. 1951 г. Бумага, акварель. АМЗ КП 30351 / И 1612.
  8. Титов К.А. «Пристань на Волге». 1990 г. Холст, масло. АМЗ КП 44235 / И 3511.

Автор Ю.В. Герасимова


Астрахань в послевоенные годы в творчестве астраханских художников на основе коллекции Астраханского музея-заповедника

Война, победоносно завершенная весной 1945 г., нанесла тяжелый урон всей стране, привела к колоссальным человеческим и материальным потерям. Народу Астрахани предстояло восстановить разрушенное хозяйство, переориентировать экономику на мирные цели. Главное внимание в деле восстановления и развития экономики региона уделялось аграрной политике и сельскому хозяйству. Последствия войны ощущались и в повседневной жизни людей: высокие цены при мизерной оплате труда, плачевное состояние учреждений культуры, просвещения, коммунального хозяйства. Сохранившиеся жилые дома много лет не ремонтировались, а население ряда поселков, подвергшихся бомбардировкам, жило в землянках[1.С. 790, 793, 798]. 

Послевоенный период в советских учебниках истории искусства носил название «Искусство в период дальнейшего развития социалистического общества». В первые послевоенные годы быстро шло восстановление экономики. Главной темой искусства являлся пафос героического труда, а также воспевание «Великой Победы»[2.С. 48].

В живописи этих лет широкое распространение получил исторический, «историко-революционный» жанр. Говоря об Астрахани, следует сделать оговорку о том, что в первое послевоенное десятилетие (до 1960 г.) в живописи главенствующее место занял пейзаж, а именно сельский и городской. Это было непростое десятилетие, так как за годы войны многое пришло в упадок, в том числе и искусство. Но находились художники, которые даже в это тяжелое время активно занимались творчеством.

Художником послевоенного времени, чьи работы хранятся в музее-заповеднике, является А. Кулагин, монументалист, живописец. Его творчество, посвященное послевоенной поре, представлено в жанре городского и сельского пейзажа. В основном это графические рисунки. Может с их помощью и нельзя рассмотреть в деталях быт, городские постройки, суда, но они создают образ города тех лет, показывают, чем жило население, чем оно занималось. Несколько своих зарисовок Кулагин посвятил Тишковскому рыбацкому колхозу (Рис. 1, 2, 3). Рисунки перекликаются между собой, как правило, на них изображена Волга, причалившие к берегу лодки, рыбаки, виднеющиеся деревянные дома колхоза. Посмотрев на эти рисунки, даже не зная то, что автор изображал на них жизнь рыбацкого колхоза, сразу становится понятно, чем живут хозяева домов и их достаток. На рисунке «Рыбачьи бани» Кулагин изобразил сельскую улицу с деревянными домами, заборами и воротами(Рис. 7). Справа мы видим вход в баню по трем ступенькам, рядом стоит лавочка и забор. Эта картина отражает не только быт жителей с. Тишково, но и обряд русской культуры «ходить в баню». С помощью рисунка «Двор с баней Марии Ивановны. Рыбачье село. Тишково» можно увидеть сельский быт, и то, в каких домах жили сельские жители в это время(Рис. 4). На рисунке изображен уголок сельского двора с баней и хозяйственными постройками, слева мы видим ступеньки крыльца.

Многие работы А. Кулагина посвящены рыбакам. На рисунке «Реюшки у причала» художник изобразил несколько парусных лодок (реюшек), стоящих у берега (Рис. 11). По бокам от них перевернутые лодки на берегу. На другом рисунке автор изобразил реюшки у причала, вместе с простыми лодками рядом (Рис. 9). Рисунок «Бударки у берега» знакомят нас с еще одним видом рыбацкой лодки(Рис. 12). На рисунке изображен берег реки с двумя лодками, около ворот в дом рыбака. Этюд «На тоне» снова обращает наше внимание на рыбацкие будни (Рис. 13). В этюде изображены рыбаки, тянущие к берегу сеть с рыбой. На берегу находится мотор, с помощью которого рыбаки вытягивают сеть из реки. Вдали по реке плывут лодки. Эти рисунки показывают нам те картины, которые ежедневно можно было увидеть у любого причала или берега. Тем самым автор окунает нас в жизнь рыбаков послевоенного времени. Благодаря этим же рисункам становится ясно, чем занималось большинство семей, и чем город вел торговлю.

В коллекции рисунков Кулагина есть те, которые посвящены видам Астрахани. На рисунке «Набережная 1 Мая» на переднем плане изображен непосредственно канал 1 Мая, справа каменные дома, стоящие вдоль набережной, мост через канал, столбы с линиями электропередач(Рис. 5). На рисунке можно узнать современный Варвациевский мост,и домкупца Сергеева.На рисунке «Астрахань со стороны пляжа» виднеется Успенский собор и Пречистенская колокольня Астраханского кремля, на переднем плане у реки видны лодки и отдыхающие на пляже (Рис. 10). С помощью этого рисунка можно сделать вывод о том, что рыбная добыча и торговля были очень важны для нашего региона. И вывод о том, что отдых на пляже был одним из любимых видов досуга горожан. На рисунке «Набережная в Трусово» Кулагин изобразил причал на набережной реки, причалившие к нему лодки с рыбаками, по реке плывет буксир (Рис. 6). С помощью этого рисунка мы можем увидеть набережную Форпоста в послевоенные годы.

Все работы Александра Кулагина проникнуты любовью к родному региону. Художник заинтересован в судьбе города, так как посвящает ему большое количество своих работ. Автор пытается запечатлеть на них повседневную жизнь города после войны, показать, чем именно жил город в это время, как он выглядел.

Во время ВОВ и в послевоенное, не менее тяжелое, время художников Астрахани интересовала судьба родного города. На своих полотнах они запечатлевали все то, что представало перед их взором: это и ВОВ и ее участники, и городские пейзажи, и сельские, жизнь рыбаков и колхозников, уже в послевоенное время. Тема судьбы простого рабочего человека идет через все советское искусство.

Для произведений художников первых послевоенных десятилетий была характерна многоплановость, интересы авторов были разносторонними. Многие из них пробовали свои силы в самых различных жанрах: в тематической картине, портрете, пейзаже.

Фото

Библиографический список.

1. История Астраханского края: Монография. Астрахань: Изд-е Астраханского гос. пед. ун-та, 2000. С. 790, 793, 798.

2. История русского и советского искусства. Под ред. Д. В. Сарабьянова. М.: Высшая школа, 1979.

3. АМЗ КП 46179/ 2, 3, 6 / И 4024, И 4025, И 4028 – А.А. Кулагин, серия рисунков, посвященных с. Тишково, 1954-1956 гг. Бумага, карандаш.

4. АМЗ КП 461794 /4 / И 4026 – А.А. Кулагин «Двор с баней Марии Ивановны. Рыбачье село. Тишково», 1950-е гг. Бумага, карандаш.

5. АМЗ КП 46179/5 / И 4027 – А.А. Кулагин «Набережная 1 Мая», 1955. Бумага, карандаш.

6. АМЗ КП 46179/9 / И 4031 – А.А. Кулагин «Набережная в Трусово», 2/09/1957. Бумага, карандаш.

7. АМЗ КП 46179/11 / И 4033 – А.А. Кулагин «Рыбачьи бани», 1954. Бумага, карандаш.

8. АМЗ КП 46179/12 / И 4034 – А.А. Кулагин «Реюшка у берега», 1954. Бумага, карандаш.

9. АМЗ КП 46179/12 / И 4034 – А.А. Кулагин «На тоне», 1950е гг. Картон, масло.

10. АМЗ КП 46179/13 / И 4035 – А.А. Кулагин «Астрахань со стороны пляжа», 15/07/1955. Бумага, карандаш.

11. АМЗ КП 46179/14 / И 4036 – А.А. Кулагин «Реюшки у причала», 17/07/1955. Бумага, карандаш.

12. АМЗ КП 46179/19 / И 4041 – А.А. Кулагин «Бударка у берега», 1950-ее гг. Бумага, карандаш.

Автор Ю.В. Герасимова