26.08.2013

Роль Русской православной церкви в приближении Победы в годы Великой Отечественной войны

О начале войны Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Сергию (Страгородскому) сообщили 22 июня 1941 г. после праздничной Литургии, когда он собирался служить акафист Всем святым, в земле Российской просиявшим. Митрополит Сергий произнес патриотическую проповедь и благословил паству на «предстоящий всенародный подвиг». Эту и последующие свои проповеди-призывы митрополит Сергий размножает на ротаторе и рассылает по приходам для зачтения с амвона[1]. Послание митрополита Сергия «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», составленное и разосланное в первый день войны, «советские власти разрешили зачитать в храмах лишь 6 июля 1941 г, спустя два дня после того, как советские граждане услышали выступление Сталина, молчавшего двенадцать дней».[2] Свое знаменитое обращение 3 июля 1941 г. Сталин начал именно со слов «братья и сестры». С началом Великой Отечественной Войны, митрополит Сергий возглавил церковное патриотическое движение. 26 июня 1941 г. на молебне о победе рус­ского воинства в Богоявленском соборе мит­рополит Сергий призвал соотечественников на подвиг защиты родной земли и ее исторических святынь. С того дня в соборе начался сбор пожерт­вований на нужды обороны страны. Примером  послужил сам мит­рополит Сергий, который, призвав верую­щих к патриотической жертве, снял бриллиантовый крест с клобука и наперсный крест с груди своей, положив основание к сбору средств на дело скорейшей Победы. Большой заслугой митрополита Сергия было его попечение о военнопленных красноармейцах. Фашисты наложили категорический запрет на общение православного духовенства с военнопленными, но на какое-то время митрополит Сергий добился его отмены в пределах возглавляемого им Экзархата. Митрополит Сергий взял на себя попечение об оккупированной части Псковской, Новгородской и Ленинградской областей, где было открыто свыше 200 храмов. В Псков им была направлена группа священников, и деятельность Псковской духовной миссии оказалась весьма благотворной. Есть свидетельства того, что работа Миссии на приходах даже служила прикрытием и способствовала партизанскому движению. В берлинских архивах сохранились документы, свидетельствующие о том, что митрополит Сергий и его деятельность были крайне досадны для оккупационных властей. Многочисленны случаи казни нацистами священников за чтение в храмах первого послания Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия

Испокон веков существовало военное духовенство, которое делило с армией и флотом все тяготы военной службы, помогало не только религиозному, но и нравственному воспитанию воинов, укреплению патриотизма, верности долгу. В военное время полковые священники проявляли подлинную доблесть, поддерживали дух войск на полях сражений. Нередко бывало, что в критические моменты боя с крестом в руке священники шли впереди солдат, собственным примером увлекая их в атаку. За ратные подвиги с конца XVIII века лица духовного звания могли быть представлены к георгиевским наградам, среди которых были орден Святого Георгия, золотой наперсный крест на Георгиевской ленте, золотая панагия на Георгиевской ленте, знаки отличия Военного ордена (Георгиевские кресты), Георгиевские медали[3].

В войнах, которые приходилось вести России, подвиги военных священников были явлением далеко не единичным. Только в годы  Первой мировой войны участвовали более пяти тысяч священников. А когда началась Великая Отечественная война, рядом с воинами снова оказались духовные пастыри. Призванные в ряды Красной армии или пришедшие на помощь партизанам и подпольщикам, они с честью выполнили свой гражданский и христианский долг.

В Послании к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий отметил, что победа нашего народа в годы войны стала возможной потому, что воины и труженики тыла были объединены высокой целью: они защищали весь мир от смертельной угрозы, от антихристианской идеологии нацизма. Отечественная война стала для каждого священной. «Русская Православная Церковь, - говорится в Послании, - неколебимо верила в грядущую Победу и с первого дня войны благословила армию и весь народ на защиту Родины. Наших воинов хранили не только молитвы жен и матерей, но и ежедневная церковная молитва о даровании Победы»[4].

Перед началом Великой Отечественной Войны одному старцу Валаамского монастыря было три видения во время службы в храме. Первое видение- он увидел Божию матерь, св. Иоанна Крестителя, святого Николая и сонм святых, которые молили Спасителя, чтобы он не оставил Россию, на что Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения и развращённость нравов, что невозможно терепеть всё это. Все святые с Богородицей продолжали молиться со слезами, и, наконец, Спаситель сказал, что не оставит Россию. Второе явление - матерь Божия и святой Иоанн креститель стоят пред престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Спаситель снова ответил: "Я не оставлю Россию». Третье - Матерь Божия одна стоит пред Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. «Вспомни, Сын Мой, -говорит Она, - как Я стояла у Твоего Креста». И хотела встать на колени. «Не надо», - сказал Спаситель, - Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню».

В начале войны патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием ко христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. После обращения Александра III Илия- митрополит гор Ливанских (Антиохийский патриархат), который почитал Россию, ее святыни и помнил, что значит она для мира горячо, всем сердцем молился о спасении страны Российской перед иконой Казанской Божией Матери. Владыка спустился в каменное подземелье и затворился там на три дня. Он не вкушал воды и пития и не спал, а только молился – на  коленях перед иконой Матери Божией с лампадой. Илия просил Заступницу открыть, чем можно помочь России. Осенью 1941 года, в самые критические дни войны, митрополиту Гор Ливанских Илие  по его горячим молитвам явилась Матерь Божия и открыла, что нужно сделать, чтобы Россия не погибла. Открыть храмы, монастыри, духовные семинарии и академии; отпустить священников из тюрем, с фронтов, и им начать служить; Ленинград врагу не сдавать, обнести город Казанской иконой; перед этой иконой служить в Москве молебен; затем Казанская икона должна идти с войсками до границ России; икона эта должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя; когда война закончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена. Владыка Илия связался с представителями Русской Православной Церкви и советским правительством и передал им Господне определение. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы митрополита Илии в Москву. Сталин вызвал в те дни к себе митрополита Ленинградского Алексия, митрополита Сергия и обещал исполнить все, что передал Илия Салиб, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Все произошло так, как и было предсказано. В осажденном Ленинграде не было сил, чтобы удерживать врага. Страшный голод ежедневно уносил тысячи людей. Тогда вынесли из Владимирского собора, что напротив Тучкова моста, Казанскую икону Божией Матери и пошли с крестным ходом. И произошло удивительное. Гитлер изменил свои планы, хотя не представляло большого труда войти в измученный, голодный город, но благоприятный момент был упущен, и произошел перелом событий. Враг был отброшен. Город выстоял ценою жизни и удивительного героизма тех, кто его защищал и кто молился за него. Снова подтвердилось пророчество святителя Митрофана: город святого Петра избран самой Богородицей и пока в нем находится Казанская Ее икона, и есть молящиеся, враг не сможет войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают икону Казанской Божией Матери. Она во все времена от основания града была Заступницей его[5].

Немало было во время Великой Отечественной войны знамений и спасительных явлений Богородицы. Так, например, в 1942 г. Богоматерь явилась воотчию немецкому офицеру, перед тем как готовился массовый расстрел жителей деревни Рожковка Каменецкого района, и попросила его заступиться за людей. После этого случая все жители деревни были помилованы, а через некоторое время немецкий офицер привез туда вырезанный из дерева по его просьбе одним немецким солдатом образ явившейся ему Богоматери. Этот образ и сейчас можно увидеть в храме в честь Казанской иконы Божией Матери в деревне Рожковка Каменецкого района Брестской области. Есть достоверные архивные документы, где приводятся сведения о чуде, происходивших над Сталинградом, свидетелями которого были солдаты и офицеры целой воинской части. В документе говорится, что  в ночном небе увидели некое таинственное знамение, заставившее всех трепетать, это знамение, указывало на спасение города, армии и на скорую победу советских войск. Конкретных сведений о том, что именно увидела та воинская часть, не приводится.

На всём протяжении войны не угасала патриотическая помощь церкви и прихожан. В 1942–1944 гг. во многих республиках и областях СССР широко развернулось движение по сбору средств на строительство танковых колонн. 30 декабря. 1942 г. митрополит Сергий призвал верующих жертвовать средства на сооружение танковой колонны имени Димитрия Донского, создаваемую по инициативе Русской православной церкви на пожертвования верующих. В ее состав входили 19 танков Т-34-85 и 21 огнеметный танк ОТ-34. На башнях всех танков было выведено: «Дмитрий Донской». Формирование танковой колонны происходило недалеко от Тулы, у деревни Горелки.  Газета «Правда» весной 1944 г. писала, что танки «Дмитрий Донской» наносят врагу сокрушительный удар, не оставляя фашистам шансов на победу, как легендарный русский полководец, чьим именем они названы, не оставил шансов татаро-монгольскому игу. 5 мая 1945 г. этот танковый полк был награждён орденом Боевого Красного Знамени. Немало средств на поддержание этой танковой колонны внесла и Астраханская епархия. Православные церкви Астрахани по сбору средств занимали  одно из первых мест после Москвы и Ленинграда. Одновременно продолжался общецерковный сбор средств на авиаэскадрилью имени Александра Невского. Помимо этого православные верующие принимали активное участие в сооружении танков и самолетов по инициативе населения их областей.

Таким образом, мы видим значение Русской Православной церкви, которая всегда помогала и поддерживала православных христиан даже в самые тяжёлые моменты истории Российской. Не мешало бы и сейчас возобновить исконные духовные традиции в армии и на флоте и использовать огромный опыт Русской Православной Церкви в системе укрепления морального духа российской армии. История армии неразрывно связана с историей нашей великой страны и Русской Православной Церкви. Взаимосвязь армии и Русской Православной Церкви - это не пережиток прошлого и отнюдь не модная тенденция, а объективная необходимость, доказанная  продиктованная многовековой историей развития Государства Российского. 

Литература:

  1. Аруева Л. Н. Обеспечение национальной безопасности - главное направление повышения государственного суверенитета. СПб, 2006
  2. Дамаскин (Орловский), игум. Гонения на Русскую Православную  Церковь в советский период // ПЭ. РПЦ
  3. Протоиерей Василий Швец. Благословение России// Наука и религия. 1994 г.
  4. Русская православная церковь и Великая Отечественная война. Сборник церковных документов». 1943 г
  5. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник документов / Сост.: Васильева О.Ю., Кудрявцев И.И., Лыкова Л.А. М., 2009
  6. Цыпин В. История Русской Православной Церкви: учебное пособие для православных духовных семинарий. - Москва: Хроника, 1994 г.
  7. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М., 2010 г.

[1]Поспеловский Д.В. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. М., 1996

[2]История России. XX век: 1939–2007 /Под ред. А.Б.Зубова. М., 2009.

[3]Аруева Л.Н. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны: Монография / СПбГУГА. С.-Петербург, 2010

[4]Аруева Л. Н. Обеспечение национальной безопасности - главное направление повышения государственного суверенитета. СПб, 2006

[5] Протоиерей Василий Швец. Благословение России// Наука и религия. 1994 г.

Автор Н.В. Лосева