06.02.2014

Судьба регалий Астраханского казачьего войска

В настоящее время активно возрождается Астраханское казачество. Традиции, праздники, фольклор, песенная культура – некогда утраченные восстанавливаются сейчас по крупицам. Священной основой каждого казачьего войска были регалии – подарки Императорского дома отдельным казачьим войскам. Все, что несло на себе знак монаршей милости. Все, что являлось символом воинской казачьей доблести. Свои регалии имело и Астраханское казачье войско.

Перечислим их:

1. Шесть желтых знамен, пожалованных Астраханскому казачьему конному полку Елизаветой Петровной

2. Войсковое белое знамя и три синих знамени, пожалованных 23 ноября 1817 г. Александром I.

3. Войсковое знамя, пожалованное Александром II в 1880 г.

4. Пять хоругвий астраханских городских казаков.

5. Юбилейная лента ордена Св. Благоверного и великого князя Александра Невского на войсковое знамя (1880 г.).

6. Портрет Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича с дарственной надписью (июль 1863 г.)

7. Портрет Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича с дарственной надписью (1881 г.)

8. Высочайшие грамоты императора Николая II – от 23 февраля 1906 г. и от 6 апреля 1906 г. – за верную и преданную службу, закрепление за войском ранее пожалованных земель и вод.

9. Атаманская насека (1907 г.)

С 1851 г. войсковые регалии располагались в присутственной комнате правления Астраханского Казачьего Войска, в 1880 г. регалии были перенесены в атаманскую квартиру.

Часть исследователей (П.В. Казаков) считает, что казна и регалии астраханских казаков были уничтожены в время городских боев в 1918 г. Разделившемуся на «красных» и «белых» астраханскому казачеству было не до вековых реликвий.

Однако, среди астраханских казаков бытует информация, что знамя одного из астраханских казачьих полков было передано эмигрантами в храм Св. Александра Невского (г. София, Болгария).

Пока говорим о регалиях в прошедшем времени, поскольку судьба их неизвестна, но все может быть... Так было с регалиями кубанского казачества, которые вернулись на Родину в 2011 г. и заняли достойное место в музее.

Попытки установить что-либо новое о судьбе войсковых регалий после революционных событий 1918 года дали следующие результаты.

Мы располагаем буквально единичными упоминаниями вообще о какой-либо казачьей символике и атрибутике непосредственно перед или во время революционных боев в Астрахани. Сведений, касающихся именно войсковых регалий, то есть, подарков Императорского дома отдельным казачьим войскам, сейчас нет. Так, в вышедшей в московском издательстве «Вече» в 2013 году работе известного исследователя астраханского казачества О.О. Антропова приводятся некоторые цитаты из первоисточников:


Казак на фоне знамен Николай Александрович

«Вот как описал эпизод этой схватки в приказе о награждении одного из отличившихся казаков нойон Тундутов: «В бою 23 января 1918 года в городе Астрахани красногвардейцы, зайдя в тыл нашим войскам, прикрывавшим станцию железной дороги, открыли сильный огонь и пытались ворваться на вокзал, где находились знамена 1-го и 2-го полков, денежные ящики, лошади и имущество бригады…Лишь небольшая часть казаков с пулеметом защищала вокзал. Еще немного, и столетние казачьи знамена, овеянные боевой славою, попали бы в грязные руки большевиков…казак ст.Пичужинской Павел Поляков оценил обстановку, бросился догонять начальника штаба бригады подполковника Рябова-Решетина… доложил ему о происшедшем, а затем помог начальнику штаба собрать казаков и совместно с ним во главе их бросился под сильным пулеметным и ружейным огнем на вокзал, благодаря чему положение окрепло, знамена и имущество были спасены» (РГВА. Ф.40213. Оп.1. Д.1641. Л.36).»[1] Однако нет данных о том, куда делись указанные предметы впоследствии, равно как отсутствуют сведения непосредственно о регалиях.

24 января 1918 г. начался массовый отход казаков с позиций и их отступление. По пути они могли оставить регалии – если предположить, что вообще везли их с собой – в любой станице. Уходили из Астрахани, разделившись на несколько отрядов:

- оренбургцы и уральцы – через Урбах, Шунгай, через степи походным порядком в Ханскую ставку и далее в станицу Сламихинскую Уральского войска.

- уходящие из Астрахани силы войскового правительства разделились на станции Астрахань-2:

1) часть во главе с нач.штаба Сережниковым и нач. штаба бригады Рябовым-Решетиным пошла на север, на соединение с отрядом на ст. Кайсацкой

2) часть во главе с Тундутовым (сотня калмыков, остатки офицерских рот, часть казаков-добровольцев во главе с атаманом Бирюковым и председателем круга Ляховым) переправились на Правобережье (условное наименование «Отряд Сахарова-Тундутова») или беспорядочно разбежалась, не успев уйти по льду.

Этот отряд уходил от погони, терял убитыми и ранеными, подвергался нападениям и попадал в засады, окончательно развалился, частично был пленен, однако большая часть, включая Тундутова, Ляхова, Астахова бежали далее в степи. Всю весну нойон Тундутов скитался по Югу России, дважды был в плену; во второй половине мая 1918 появился на Батумской конференции Закавказской Федерации и Грузии, откуда вместе с фон Лоссовым 28 мая 1918 г. выехал из Поти на судне в Констанцу, затем поездом – в Германию. Добрался до Берлина. Затем он возвращается в Россию через Варшаву, Киев, в Новочеркасск.

В Новочеркасске в июне 1918 г. «обнаруживается» и Рябов-Решетин, далее идет их совместная с Тундутовым антисоветская деятельность.

Часть беглецов во главе с атаманом Иваном Бирюковым шла через станицы по Царицынскому тракту, до станицы Замьяновской.[2] Там атаман (человек пожилой и слабого здоровья) оказался в сложной ситуации, пытался бежать через степь, заблудился, был заключен под стражу, подвергся тщательному обыску – после чего, разумеется, ни о каких регалиях (если считать, что он все это время возил их с собой) речи идти уже не может.

Уже в августе 1918 г. в ряде астраханских казачьих станиц произошли антисоветские восстания. В ст. Пичужинскую 2-го Саратовского отдела вошли части белой Донской армии. Пичужинцы и донцы начали боевые действия, но были разгромлены, станица подверглась обстрелу и горела после 9 августа. Тундутов сообщал, что особую благодарность следует вынести атаману станицы Михаилу Алексеевичу Кузнецову, спасшему архив и имущество (РГВА. Ф.40213. Оп.1. Д.1641. Л.40). Часть спасшихся жителей станицы ушла на Дон, часть стала воевать против советской власти. Теоретически, регалии могли оказаться у кого угодно из них – тем более что сам атаман подхорунжий Кузнецов возглавил команду освобожденных от службы по возрасту и состоянию здоровья[3].

Нам в настоящее время остается довольствоваться лишь логическими построениями. Какие варианты развития событий можно предположить?

  1. Все регалии погибли в ходе революционных боев в Астрахани в январе 1918 года.
  2. Часть регалий погибла в пожаре в Астрахани в январе 1918 г. Часть уцелела. Она могла сохраниться в Астрахани у кого-то. И если была спрятана – то могла быть каким-то образом вывезена позже. Но куда – установить в настоящее время невозможно.
  3. Уцелевшая часть регалий или все регалии могли быть сразу же вывезены отступавшими казачьими частями – любым из вышеназванных 4-х отрядов.

По пути их следования – точнее, бегства с боями - она могла быть оставлена в любой из станиц, через которые прошли эти отряды. Могла быть сразу увезена за границу. По пути могла «осесть» на Юге России (в том числе, в порту Новороссийске) и даже на Кавказе.

Но нет сколько-нибудь четкой информации о движении регалий из Астрахани или – из ст. Пичужинской (если «архив и имущество» - это и были в том числе регалии). Часть населения Пичужинской ушла на Дон – и регалии с ними?

В любом случае, пунктами прибытия регалий могли стать Симферополь, Ялта и другие города Крыма, Киев, территория современного Казахстана (г.Уральск), Констанца (Румыния), Турция (Стамбул), Греция, Югославия (Белград), Болгария (особенно София, Ямболь), Франция (Париж), Германия (Берлин), Польша (Варшава), Чехия, Моравия, Бельгия, Люксембург, США и др. Каждый из этих «пунктов» теоретически мог стать конечным. Или - лишь промежуточным звеном в длинной цепи.

В течение 14-15 января 2014 года Астраханским музеем-заповедником были посланы официальные письма-запросы о какой-либо информации, касающейся астраханских войсковых казачьих регалий. Запросы были направлены:

1) Директору Новочеркасского музея истории донского казачества С.А. Сединко (г.Новочеркасск) – поскольку музей имел положительный опыт «обнаружения» войсковых кубанских казачьих регалий и их возвращения;

2) В Казачий информационно-аналитический центр (КИАЦ) – поскольку на данный ресурс постоянно поступает разноплановая информация о казачестве, в том числе – о казачестве за рубежом;

3) Кандидату исторических наук Олегу Олеговичу Антропову (РГГУ, г.Москва), автору самой полной работы «Астраханское казачество» (2013 г.);

4) Председателю Правления МОО «Александро-Невское братство» наместнику Свято-Троицкой Александро-Невской лавры Епископу Кронштадтскому Назарию (г.София, Болгария) – для проверки сведений о том, что знамя одного из астраханских казачьих полков было передано эмигрантами в храм Св. Александра Невского (г. София, Болгария).

Единственный вывод, какой можно сделать на данный момент, очевиден. Изучение судьбы астраханских казачьих войсковых регалий может и должно продолжаться. Однако для этого следует соблюсти ряд условий:

1) отвести на изучение и поиски продолжительное время – не менее 2 лет, по необходимости – и более;

2) создать специальную (возможно, межведомственную, междугородную и даже международную) рабочую группу с отдельным финансированием, в которую пригласить специалистов по истории астраханского казачества;

3) дать группе возможность использовать административный ресурс – иными словами, направлять официальные запросы, письма в любые организации, в том числе и за рубежом, и при необходимости выезжать туда.

Отдельными, эпизодическими, спонтанными изысканиями не удастся добиться не только возвращения возможно уцелевших регалий, но даже получить сколько-нибудь точные сведения об их судьбе с 1918 года.

17 января 2014 года Астраханским музеем-заповедником были получены ответы на один из запросов, направленных в организации, возможно, располагающие информацией об астраханских казачьих регалиях.

Первый ответ поступил из «Казачьего информационно-аналитического центра», от его руководителя Алексея Альбертовича Зборовского. Он сообщил, что сам – и тем более, в столь сжатые сроки – не располагает никакой информацией, но разослал обращение участникам КИАЦ, так или иначе занимающимся поиском и возвращением на родину казачьих регалий.

О получении какой-либо информации о регалиях Астраханского казачьего войска А.А. Зборовский пообещал информировать музей-заповедник.

Второй ответ пришел от Войскового старшины, представителя Российского Военно-Исторического Общества в США Валерия Анненко (по рекомендации КИАЦ и А. Зборовского).

В. Анненко  настоятельно рекомендует обратиться в Санкт-Петербург в Музей артилерии. Он отмечает, что в 2013 году в вышеуказанном музее в запасниках нашли войсковое знамя Уральского казачьего войска, ранее считавшимся утраченным(!). Кроме того, в этом музее в запасниках в ящиках очень много знамен и штандартов лежащих в ящиках(!). Многие знамена со срезанными гербами, многие знамена привезены из Сербии.

Тем не менее, уважаемый В. Анненко заметил, что с данным музеем нам обязательно нужно попытаться поработать, «хотя это будет сделать очень СЛОЖНО!».

В связи с вышеуказанными моментами, наиболее разумным подходом к делу поиска астраханских казачьих регалий является именно создание отдельной исследовательской группы с широкими полномочиями и именно и только под эгидой Министерства культуры Астраханской области.


[1] Антропов О.О.Астраханское казачество. М.: Вече, 2013 .С.102-103

[2] Антропов О.О.Астраханское казачество. М.: Вече, 2013 .С.123-128

[3] Антропов О.О.Астраханское казачество. М.: Вече, 2013 .С.135-136

Авторы А.А. Курапов, Р.А. Таркова