27.06.2016

Астраханка на Дальнем Востоке

Топонимика каждого из регионов России может многое рассказать о прошлом того или иного края, области, округа. В Ханкайском районе Приморского края и поныне существует село Астраханка. Его основание тесным образом связано с историей Астраханской губернии.

После заключения Айгунского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров между Россией и Китаем, установивших границы владений Российской империи на Дальнем Востоке, правительство начало реализовывать программу по заселению огромных необжитых пространств. Этому способствовала и реформа 1861 г., в результате которой крестьяне приобретали больше возможностей для переселения на новое место жительства.

Желающие обосноваться на Дальнем Востоке получали от правительства ряд преимуществ: бесплатная аренда земельного надела в течение 20 лет, льготные условия выкупа земли, свобода от рекрутской повинности и податей также на 20 лет и другие[1]. Вероятно, именно эти привилегии и привлекли крестьян из Воронежской, Тамбовской и Астраханской губерний, переселившихся на Дальний Восток в 1860 г. и основавших, два года спустя, на берегу озера Ханка село Турий Рог[2].

В 1865 г. за свой счет на Амур прибыли из Царевского уезда Астраханской губернии 16 человек, составлявших три семьи. Однако на Амуре они решили не оставаться, и, дойдя до южного берега озера Ханка, основали там в 1866 г. деревню Астраханку[3]

Н.М. Пржевальский в книге «Путешествие по Уссурийскому краю» пишет: «Возвращаясь затем к деревням Астраханской и Троицкой, следует сказать, что первая из них почти не уступает Турьему Рогу по благосостоянию своих жителей. В особенности богато живут несколько семейств молокан»[4]. Молокане – представители одной из не православных русских христианских сект, характеризующейся особенным религиозным бытом и позитивной трудовой этикой. Молокане были по большей части людьми зажиточными, в их среде сложилось особое отношение к труду, в основе которого лежал экономический рационализм. Им были присущи трудолюбие, дисциплинированность, рачительность, практицизм[5].

Основание молоканских общин в Астраханской губернии относится к 70-м гг. XVIII в. Именно тогда Семен Уклеин, основатель молоканского течения в духовном христианстве, предпринял путешествие по Саратовской и Астраханской губерниям в надежде найти не только новых приверженцев молоканской веры, но и территорию, пригодную для переселения молокан. В Астраханском крае наиболее подходящим для этой цели местом оказалась Волго-Ахтубинская пойма. В селе Пришиб на р. Ахтубе С. Уклеин основал первую общину молокан. Возвратившись в Тамбовскую губернию, он призвал молокан переселиться в «обетованную землю» на берега р. Ахтубы. В 80-х гг. XVIII в., следуя его совету, молокане Тамбовской, Воронежской и Рязанской губерний, с позволения и без позволения властей, стали переселяться в низовья Волги, на реки Ахтубу и Алтату[6]. Таким образом, вполне вероятно, что основатели села Турий Рог из Воронежской и Тамбовской губерний так же были приверженцами духовного христианства, тем более что на Дальнем Востоке власть в тот момент к представителям различных ответвлений христианства относилась менее строго, нежели в центральной России.

Основными занятиями переселенцев были: землепашество – суглинистые и черноземные почвы позволяли получать неплохой урожай; скотоводство, огородничество, бахчеводство. На бахчах выращивали дыни и арбузы – крестьяне Астраханской губернии принесли с собой семена этих растений. Живя на берегу озера, астраханцы, конечно, ловили рыбу. «До сих пор этот промысел начинает проявляться только в деревне Астраханской, жители которой, будучи рыбаками еще на родине, успели уже обзавестись большим неводом», – писал Н.М. Пржевальский. «Крестьяне занимаются ею (рыбной ловлей) во всякое свободное от полевых работ время, всего чаще по праздникам или накануне их. Лов всегда производится на одном и том же месте, возле деревни Астраханской, и способ его самый простой. Обыкновенно завозят на лодке невод на полверсты в озеро, потом спускают его там и на веревках тянут полукругом к берегу. За одну такую тоню вытягивают средним числом от 3 до 7 пудов различной рыбы, а при счастьи пудов десять или даже того более»[7].

Воспоминания о родных местах не слишком тревожили переселенцев: «Правда, сначала, особенно дорогой, было немного грустно, а теперь Бог с ней, с родиной, … Что там? Земли мало, теснота, а здесь, видишь, какой простор, живи, где хочешь, паши, где знаешь, лесу тоже вдоволь, рыбы и всякого зверя множество; чего же еще надо? А даст Бог пообживемся, поправимся, всего будет вдоволь, так мы и здесь Россию сделаем»[8].

Автор: Е.И. Шашкова


[1] Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки до конца XIX в. Издательство «Наука». М., 1982 г. С. 136, 140

[2] Пржевальский Н.М. «Путешествие по Уссурийскому краю» URL:http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000126/st006.shtml дата обращения 17.06.2016

[3] Иванова Т.В. История заселения Ханкайской низменности URL: http://www.microarticles.ru/article/storija-zaselenija-hankajskoj-nizmennosti.html дата обращения 22.06.2016

[4] Пржевальский Н.М. Указ. соч.

[5] Буянов Е.В. Вероучение и течения духовных христиан молокан. // Религиоведение. Научно-теоретический журнал. 2014 № 4 сс. 3-4

[6] Редькина О.Ю. Старое русское сектантство на Нижней Волге и Дону в XVIII-XIX вв. // Геоэкономические и этнокультурные особенности хозяйственного развития Прикаспия и Приазовья в XVIII–XX вв.: Сб. науч. ст. Волгоград: изд-во Волгогр. ун-та, 1999. С. 117–131.

[7] Пржевальский Н.М. «Путешествие по Уссурийскому краю» URL:http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000126/st006.shtml дата обращения 17.06.2016

[8] Пржевальский Н.М. Указ. соч.