A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined index: HTTP_REFERER

Filename: controllers/news.php

Line Number: 95

Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник
Размер шрифта: A A A Изображения:Выкл Вкл Цвет:T T T Выключить версию для слабовидящих
23.08.2018
Советская авиация в воздушных боях на Курской дуге

В период Курской битвы воздушные сражения были тесно связаны с наземными. Это было характерно для советско-германского фронта в целом. Прошло 2 года войны, наступила пауза. Летчики приобрели новый опыт после боев на Кубани. До начала наступления авиация противника производила воздушную разведку советских войск и оборонительных сооружений на Курском выступе, вела борьбу за господство в воздухе и наносила удары по важнейшим промышленным и железнодорожным объектам. Однако благодаря активным действиям наших истребителей и надежному прикрытию объектов зенитными средствами вражеская авиация не смогла полностью решить ни одной из намеченных задач.

Группировка советской авиации в обороне под Курском состояла из 16-й воздушной армии Центрального фронта (командующий воздушной армией генерал-лейтенант авиации С.И. Руденко) и 2-й воздушной армии Воронежского фронта (командующий воздушной армией генерал-лейтенант авиации С.А. Красовский). Кроме того, для участия в оборонительном сражении привлекались 17-я воздушная армия Юго-Западного фронта (командующий воздушной армией генерал-лейтенант авиации В.А. Судец) и часть сил авиации дальнего действия (командующий генерал-полковник авиации А.Е. Голованов). Численность советской фронтовой авиации в районе Курской дуги составляла 2650 самолетов. Кроме того, Верховным Главнокомандованием был создан большой резерв авиации. Имеется в виду 5-я воздушная армия Степного фронта (командующий воздушной армией генерал-лейтенант авиации С.К. Горюнов), которая предназначалась для участия в контрнаступлении, но также частично использовалась и в оборонительном сражении на белгородско-курском направлении.

К началу Курской битвы наша авиация пополнилась новыми истребителями Ла-5 и бомбардировщиками Ту-2, тактико-технические данные которых были выше однотипных самолетов противника. Благодаря этому советский истребитель мог догнать истребитель противника Фокке - Вульф-190 на дистанции между ними 1600 м на высоте 2000 м через минуту, а на высоте 5000 м — через 2 минуты и 36 секунд. Самолет Ла-5 имел лучшую горизонтальную маневренность. Были приняты также на вооружение новые, более эффективные противотанковые авиационные бомбы. Несмотря на значительно больший количественный выпуск авиационной техники в СССР, отечественные самолеты по сравнению с немецкими машинами были все же менее живучи и долговечны из-за широкого применения в их конструкции более доступной и дешевой древесины. Некачественная сборка и нарушение технологии на авиазаводах, использовавших недостаточно квалифицированную рабочую силу, приводили не только к снижению летных данных вновь выпущенных машин, но также к авариям и катастрофам. Наиболее критическая ситуация, связанная с качеством выпускаемых самолетов, сложилась в начале июня, когда на многих штурмовиках и истребителях, выпущенных в январе — марте 1943 года, было обнаружено растрескивание и отставание обшивки, ставшие причиной нескольких катастроф и аварий в строевых частях. Причина крылась как в плохом качестве клея и лакокрасочных покрытий, так и порой в низком качестве используемой древесины.

Говоря о Курской битве, обычно принято упоминать о новых образцах вооружения, примененных в ней вермахтом и люфтваффе. Однако, рассматривая парк немецкой авиации накануне операции «Цитадель», надо признать, что принципиально новых моделей или модификаций самолетов применено не было. Практически все образцы авиатехники уже достаточно продолжительное время использовались на Восточном фронте и были хорошо известны не только советским пилотам, но и наземным войскам. Основная линия развития моделей немецких самолетов шла по пути усиления их пулеметно-пушечного вооружения, а также повышения ударных возможностей за счет оснащения противотанковыми пушками и дополнительными узлами подвески. И все-таки необходимо отметить, что немецкая авиация летом 1943 года была еще достаточно сильна.

Группировка советской авиации базировалась на аэродромах, расположенных на Курском выступе и в прилегающих к нему районах. Чтобы в ходе оборонительного сражения обеспечить маневр авиации, аэродромная сеть строилась глубоко эшелонированной и располагалась главным образом на флангах наиболее вероятных ударов противника. Район базирования советской авиации находился на достаточном удалении от линии фронта, что обеспечивало летные части от внезапного удара прорвавшихся подвижных групп противника. Аэродромные узлы хорошо прикрывались истребителями и огнем зенитной артиллерии.

Битва под Курском развернулась на местности, в значительной степени изрезанной оврагами, покрытой лесом и кустарниками. Большие лесные массивы к югу от р. Сейм усложняли наблюдение за противником с воздуха и затрудняли выполнение боевых задач авиацией. Наличие курской магнитной аномалии весьма усложняло самолетовождение.

Метеорологические условия были удовлетворительными и в основном способствовали успешным действиям авиации. Правда, с 12 июля погода была неустойчивой. В отдельные дни дымки и туманы, низкая облачность и ливневые дожди с грозами ограничивали боевое применение военно-воздушных сил.

Оборонительное сражение на орловско-курском направлении длилось с 5 по 10 июля и развернулось в полосе по фронту до 40 км и в глубину до 12 км. Противник наносил на этом направлении три удара: главный на Ольховатку и вспомогательные на Малоархангельск и Гнилец. С первого дня боевые действия приняли весьма ожесточенный характер. Противник стремился с ходу прорвать нашу оборону.

Непрерывные атаки вражеских войск поддерживались массированными налетами авиации. К исходу 6 июля неприятелю удалось вклиниться в нашу оборону лишь на главном, ольховатском направлении на 6–8 км. На второстепенных направлениях его войска успеха не имели. В оборонительном сражении против танков противника впервые были применены противотанковые авиационные бомбы, оказавшиеся очень эффективными. Наши штурмовики, имея в боевой зарядке до 200 таких бомб, успешно выводили из строя танки и другую боевую технику гитлеровцев в районах сосредоточения, в походных колоннах и в боевых порядках.

Несмотря на то, что в эти дни наша авиация активно помогала наземным войскам, в ее действиях были и существенные недостатки. Патрулирующие в воздухе истребители не всегда эшелонировались по высоте и по фронту, в результате чего затруднялся их маневр в ходе воздушных боев. Управление истребителями с земли в районе прикрытия было организовано не всегда четко. Иногда наши истребители ввязывались в бой с заслонами истребителей противника, предоставляя тем самым вражеским бомбардировщикам возможность беспрепятственно наносить удары по нашим войскам. Штурмовики и бомбардировщики действовали преимущественно мелкими группами, при этом их усилия распылялись на подавление и уничтожение большого количества объектов. Хотя все эти недостатки были быстро устранены, тем не менее, в первые дни сражения они отрицательно сказывались на эффективности боевых действий нашей авиации.

Особенностью Курской битвы стало то обстоятельство, что обороняющаяся сторона нанесла внезапный удар по вражеским аэродромам, полагая, что сразу соотношение сил в воздухе изменится в нашу пользу, но внезапности достичь не удалось (большинство фашистских самолетов находилось уже в воздухе), и некоторые группы советских самолетов в начале Курской битвы на южном фасе были уничтожены вражеским зенитным огнем. Наряду с борьбой за господство в воздухе авиационные соединения действовали и по объектам врага на поле боя.

Но, тем не менее, в первые дни сражения на белгородско-курском направлении командиры некоторых соединений не организовали управления самолетами с земли. Система воздушного наблюдения, оповещения и связи работала неудовлетворительно. Плохо наращивались усилия истребителей в ходе боев. В результате этого авиация противника захватывала периодически инициативу в воздухе и наносила чувствительные удары по нашим войскам. Когда эти недостатки были устранены, наша авиация прочно завоевала господство в воздухе. Самоотверженно трудились техники и механики авиационных частей, ремонтируя неисправные самолеты.

В интересах обеспечения контрудара наша авиация произвела 1299 самолето-вылетов, в том числе дневные бомбардировщики совершили 82, штурмовики — 220, истребители — 600, ночные бомбардировщики — 309, авиация дальнего действия — 88 самолето-вылетов. Уничтожая танки, орудия и живую силу противника, соединения советской авиации успешно содействовали войскам в достижении цели контрудара.

В результате совместных усилий наших сухопутных войск и авиации главная группировка противника, наступавшая на Прохоровку, понесла значительный урон и вынуждена была окончательно отказаться от наступления на Курск.

Советские Военно-воздушные силы оказали большую помощь войскам в боях за удержание оборонительных полос, а также при осуществлении контратак и контрударов, так же советская авиация, во многом, обеспечила срыв перегруппировки и сосредоточения войск противника к наступлению. Важным итогом деятельности нашей авиации стал тот факт, что для восполнения своих потерь гитлеровское командование вынуждено было в ходе наступления перебрасывать авиационные соединения с других участков советско-германского фронта.

В воздушных боях отличились астраханцы В.В. Кирилюк и О.В. Моисеев. Командир звена 31 истребительного авиаполка 17 Воздушной армии лейтенант В.В. Кирилюк 11 августа 1943 года с группой в шесть истребителей ЛА-5 прикрывал наши войска на реке Северский Донец. При выполнении задания они встретили 20 бомбардировщиков противника. В ходе воздушного боя советские летчики заставили врага сбросить груз на свои позиции. Командир звена 175 гвардейского штурмового авиаполка 11 гвардейской авиадивизии гвардии старший лейтенант О.В. Моисеев, возвращаясь 8 июля 1943 года с боевого задания, отстал от группы и был атакован двумя «Фокке-Вульфами». Он сбил один вражеский самолет, а второй повредил машину О.В. Моисеева. Прилагая все усилия, Моисеев перетянул свою машину на нашу территорию. За Курскую битву он произвел 24 боевых вылета, уничтожил 41 автомашину, 22 орудия, 12 танков, 2 железнодорожных вагона, 1 мост. Севернее Курска в районе Понырей еще до начала операции «Кутузов» отличился летчик-штурмовик В.Ф. Коленников. Группа советских летчиков вступила в бой с шестью истребителями « Фокке-Вульф – 190», охранявших с воздуха колонну из 100 танков. В.Ф. Коленников сбил 1 вражеский самолет остальные ушли. После чего советские ИЛ-2 атаковали танки противника. На личном счету В. Ф. Коленникова в этом бою 2 танка. В последствии, он стал Героем Советского Союза. Лейтенант В.Н. Захаров, летчик 306 штурмовой авиадивизии 17 Воздушной армии, на самолете ИЛ-2 совершал боевые вылеты на уничтожение вражеских переправ, колонн танков и автомашин, укреппунктов. Он так же принимал участие в боевых действиях в районах городов Белгород, Барвенково.

Автор: Л.М. Муртазаева