19.08.2017

«Что нам стоит дом построить?»

Вопрос этот отнюдь не риторический. Строили в Астрахани много, и часто с настоящим размахом, возводя здания, которых не постыдилась бы и столица. Но чьими руками и какими финансовыми затратами достигался столь впечатляющий результат?

Собственно, можно привести всего три примера. Первый - это пример строительства одного из самых знаменитых и заметных зданий Астрахани - Дома городских учреждений на ул.Советская,15. Сегодня одна его часть занята Думой Астраханской области, другая - Администрацией губернатора Астраханской области, а третья - краеведческим музеем, в котором сосредоточено управление всеми 14 филиалами Астраханского государственного объединенного историко-архитектурного музея-заповедника. Дом городских учреждений - пример дореволюционного «долгостроя». Заложено здание было в 1880 году. В 1890-е годы построили его часть, занятую реальным училищем (теперь - Дума). Как писал краевед Адольф Штылько в то время, «оно составляет часть предположенного и начатого постройкою дома городских учреждений. Здание обещает быть грандиозным...когда у города найдутся деньги на выполнение проекта». Случилось это не скоро. Лишь к 1912 году оно было, наконец, завершено.

Второй пример демонстрирует умение астрахаских строителей выполнить самую сложную и масштабную работу в кратчайшие сроки. Говорить мы будем об, увы, не сохранившемся до наших дней Русском гостином дворе, находившемся в непосредственной близости от Пречистенских ворот кремля. Как писал тот же Штылько, в 1822 г. астраханская дума по предложению губернатора решила построить для гостиного двора новое каменное здание взамен обветшавшего. Проектировал новое сооружение сам Карл Иванович Депедри, губернский архитектор, и по его смете вся стройка должна была уложиться в 561 тысячу 860 рублей. Материалы закупаили в основном в Нижнем Новгороде. Для устройства подвалов вынули 1400 кубических саженей земли, на цоколь пошло 260 кубических саженей дикого камня, было истрачено 8 миллионов штук кирпича. На строительный раствор пошло 14 тысяч 20-пудовых бочек извести (то есть, всего - около 5 тысяч тонн), воды - 40 тысяч 40-ведерных бочек. Самое удивительное, что этого монстра выстроили уже к 1825 году. Штылько в 1896 году сетовал, что теперь уже таких грандиозных сооружений не возводят.

Третий пример дает представление о том, как в Астрахани происходил ремонт домов, например, пострадавших от пожара.

Своего рода исторической загадкой последнего столетия стала судьба дома астраханских рыбопромышленников купцов Сапожниковых, некогда стоявшего у самого перекрестка нынешних улиц Коммунистической и Красной Набережной. Дом с подсобными постройками и двором занимал территорию скверика, жилой пятиэтажки и здания травмпункта. Буквально до последних лет было неясно, как же дом выглядел - пока астраханской исследовательнице В.П.Ватаман не удалось - практически по счастливой случайности - заполучить от потомков семьи Бенуа (родня Сапожниковых) альбом с различными архитектурными видами, среди которых оказалось и несколько отличного качества фотографий астраханского дома Сапожниковых.

Известно, что в начале 1850-х годов в доме случился пожар. И вот тут начинается для нас самое интересное. Представьте: огромный дом, двор, хозяйственные постройки, флигель, сад с оранжереей, которым огонь нанес значительный ущерб. Что делать? Об этом в красочных подробностях узнаём из «Дела с контрольными отчетами на отвары и продукты всех контор бр.Сапожниковых» за 1855-1862 гг., хранящемся в Государственном архиве Астраханской области (ГААО) (фонд 677 «Бр.Сапожниковы», опись 1, дело 400, листы 100-108).

Дело об «обстройке дома Господ Хозяев после пожара» вела Астраханская контора фирмы. Подробно расписано, сколько и каких материалов «употреблено на обстройку сгоревшего флигеля, исправление дома и на постройку на дворе торцовой мостовой от ворот во всю длину дома по линии парадного входа в оный».

Итак, более чем на 420 тысяч рублей были приобретены вот такие материалы:

брусья разные, тес (шестерной, пятерной, четверной, тройной, толстый, половой, вершковой), потопченник, подтоварник, днище разное, дерево ореховое (в кусках), пластины липовые, доски дубовые, грядки березовые, колья, верехи еловые, полуверехи, чеченинник.

Включены в эту сумму и транспортные расходы.

Это еще не все. На почти 550 тысяч рублей было закуплено:

железо шинное, листовое кровельное, узкополосное, круглое, котельное, кубовое, болтовое, шпигорья, гвозди (весовые, гвозди кровельные, однотес, лубешные (кульками), костыльковые (штучно), полувал, обойные, шкунные, скальные (!), штукатурные) и костыльки медные.

Более чем на 580 тыс. руб. закупили также проволоку разную, накладки с пробоями, скобы разные, крючки, замки нутряные разные, шпингалеты, петли разные, задвижки с прибором, вьюшки, гвоздильню, подпилки, ерши железные, кольца медные, «медь латунь», ручки медные, отдушки, буравы, винты, отвертки, личинки медные, дверки с полудверками, пробойчики и трубу железную.

Почти на 7 тысяч накупили разнообразной лакокрасочной продукции. Среди нее - «краска маслянка» - сурик, зильберлет, лазорь, «умра», бакан, охра. Охра имеет красновато-коричневый или желтовато-коричневый оттенок, сурик - красный, лазорь (лазурь) - сине-голубая, «умра» (она же умбра) - темно-коричневая, загадочный зильберлет - (правильно - зильберглет) - это окись свинца серебристого цвета, именно то, что сегодня все знают как обычную серебрину. Непонятный бакан - багряная краска.

Понадобился также лак разный, политура, «мумия» и сажа голландская, белила свинцовые, мел, крахмал, шарлак, пемза, алебастр, известь, «сахар-сатур», молоко, масло деревянное и конопляное, скипидар, клей миринный.

Среди этого изобилия нам встречаются странные наименования. Например - «мумия». Она же - синон, она же - колькотар, железный сурик, caput mortuum vitrioli — мертвая голова, кровавик, крокус. Так называли полировальную красную краску, которая по составу представляет более или менее чистую безводную окись железа, встречающуюся в природе. Еще оно неясное наименование - шарлак. Правильнее - шеллак или шерлак, то есть - лак из растительной смолы. Таинственный «сахар-сатур» - это сахар свинцовый или уксусно-свинцовая соль, употребляемая для протравливания разных поверхностей и материалов.

От материалов, требовавшихся для наиболее грубой работы постепенно переходили к разного рода фурнитуре, необходимой при внутренней отделке помещений. Почти на 9 тысяч было куплено ваты, ветошки, бумаги, тесьмы белой разной, изразцов лучших (с прибором), кирпича «сженого», стекол бемских (венских?) двойных, стекол зеленых, стекол полубелых, балясника, капителей, блоков, штор, шелкового шнура, ниток, кошем, пакли щипаной, лубьев, снети бельной, смолы, паркетного дубового пола в дом, решеток медных к двум каминам.

Разумеется, ремонт с одними лишь материалами и инструментами, но без рабочих рук невозможен. Чтобы его осуществить, нанимали многочисленных работников. Называли их «мастеровыми». Приглашались пильщики, плотники, каменщики, которые производили работы в разных местах дома и флигеля. Штукатуры оштукатурили флигель снаружи и изнутри и кое-какие поверхности в доме. Столяры прилаживали оконные рамы, клали паркет, «исправляли» двери и навешивали их на места, делали «обложку в стене в месте двери коробками и наличниками», парадные двери украсили резьбой.

кровельщики проделали «разную кровельную работу», в том числе - исправили железную крышу на флигеле, переделали железный фронтон у парадного крыльца. «Моляры» окрасили масляной краской оконные рамы, полы, галереи, лестницы и двери во флигеле и доме, окрасили балконы в верхнем этаже дома и бельведер на нем. «Оконные колоды» с полоконниками выкрасили «под дуб», а оконные и дверные откосы в комнатах дома - «под лак».

Те же самые «моляры» оклеили хозяйскими обоями 17 комнат в доме - одна из них предназначалась для служителей.

Печники получили деньги за «складку и поправку» печей, за «сделание бровьев», за починку труб, выстилку и смазку накатов во флигеле и в доме. Вновь сложены были 4 печи. В биллиардной комнате дома они устроили в 2-х железных печах выстилку изнутри кирпичом.

Нанят был и мраморщик. Ему поручили отделать 2 комнаты под белый мрамор, и 8 капителей колонн - «лепной работой». Сама эта формулировка наводит на мысль о том, что «мраморщик» на самом деле выполнял всё из гипса, лишь имитируя благородный камень. Тем более что в перечне закупленных материалов мрамор не значится, зато есть гипс (алебастр). Да и «лепную работу» из мрамора не сделаешь, а вот из гипса - весьма легко.

Слесарь «исправил» шпингалеты, петли, замки, ключи, личинки и ручки, сделал ключи к разным замкам.

Меднику заплатили за «полуду» 4-х железных листов к печам в доме, кузнецам - за разные кузнечные работы для флигеля и дома. Стекольщики вставили стекла в рамы и двери в хозяйских комнатах и прочих местах по дому и службам.

Всей этой армией рабочих рукводили два архиектора, «находившиеся при обстройке флигеля и исправлении дома» - Алексеев (получил 150 рублей) и Анфилогов (получил 550 рублей).

Еще были разнорабочие, выполнявшие поденные работы во флигеле и в доме.

Часть денег ушла на гербовую бумагу (для контрактов с работниками) и багеты для комнат, на позолоту этих багетов и на медные шпиьки для их прибивания. Эти самые «багеты» - рамы для картин коллекции Сапожниковых. Висели они, судя по этому указанию, именно в доме, в комнатах. Поскольку багетов было закуплено 248 аршин, то есть, 178, 56 метров - можно сделать вывод, что рам требовалось много или это просто были рамы для больших картин. Например, если мы округлим и представим, что картины были в среднем размером метр на метр, то на 1 картину требовалось 4 метра багета. А это значит, что таких картин было примерно 44. Во всяком случае, речь идет о значительном собрании.

Но. Всё может оказаться гораздо проще и прозаичнее: багет мог использоваться просто для отделки стен и плинтусов.

Именно из сухого перечисления материалов и выполненных работ мы можем извлечь информацию о внешнем виде и интерьерах дома Сапожниковых. Уже ясно, что крыша была крыта железом, стены окрашены и декорированы обоями - теми самыми, для которых существуют специальные обойные гвозди. Конструктивными и декоративными деталями дома были колонны с капителями. Перила с балясинами ограждали лестницы, галереи и балконы. Пол в господском доме был из «вечного» дубового паркета. Окна с двойными венскими «стеклопакетами» хорошо держали тепло зимой и не пропускали летом горячий воздух с улицы. Кое-где попадалсь цветные вкрапления витражей. Межкомнатные двери были застеклены - возможно, зелеными и «полубелыми» стеклами. Шторы, декорированные шелковым шнуром, не пропускали лишний свет. Печи были выложены красивыми изразцами - до сих пор в старинных купеческих домах Астрахани сохранились такие печи, называемые «голландскими». Два камина с медными решетками позволяли отапливать помещения в холодный сезон. По стенам, вероятно, были развешаны картины из семейной коллекции.

Парадная дверь встречала посетителей деревянной резьбой.

Затрачено на этот капитальный ремонт было в общей сложности около 1 миллиона 684 тысяч рублей.

Глава из книги «Без чего не живет астраханец»

Автор: Р.А.Таркова

1

26.08.2014

2

26.08.2014