26.05.2017

Ровесница Кустодиева

«Мне 90 лет. И, оглядываясь на пройденный путь, я вижу, как горячо мечталось вобрать красоту мира, если возможно, воплотить ее в живые образы, где человек и природа вставали как вечно ценное. Как стремилась я передать людям этот великий дар восприятия прекрасного и как мало сумела я сделать…», так писала о себе Ольга Михайловна Рындина в 1968 году.

Родилась она 16 июля 1878 года в Петербурге, в дворянской семье. Отец – Михаил Николаевич, генерал - лейтенант; мать – Александра Николаевна.

В 1895 году Оля закончила гимназию с золотой медалью, а через год и педагогический класс с правом преподавателя французского и английского языков. Кроме этих языков она еще знала немецкий, итальянский и латынь. В 1901 году Рындина получила аттестат об окончании историко-филологического факультета Высших Бестужевских курсов. В это же время она закончила 6-ти недельные курсы сестер милосердия по уходу за больными и ранеными при общине Св. Евгении и начала преподавать в школе для взрослых на Спичечной фабрике за Невской заставой.

По четвергам в доме Рындиных собиралась молодежь. Частыми гостями были талантливая балерина Тамара Карсавина, два военных инженера братья фон Крит Иван и Владимир с женой Екатериной, дочерью старейшего главного режиссера Александринского театра Федора Юрковского. Другая его дочь, артистка Художественного театра, под сценическим псевдонимом Андреева, стала на многие годы спутницей Максима Горького. Именно через Андрееву Ольга познакомилась с семьей писателя и была приглашена репетитором к приемному сыну Горького – Зиновию Пешкову. С 1904 года Ольга Михайловна учитель русского языка и истории, затем становится заведующей 4-х классного женского училища, где учились дочери ломовых извозчиков, прачек и сапожников.

Не оставляя своей работы в училище, Рындина поступила учиться в Институт истории искусств и стала научным сотрудником в экскурсионной секции музейного отдела в Зимнем дворце. «Помню, в те годы мне пришлось по заданию экскурсионной секции прочитать лекцию в зале технологического института «Искусство - достояние народа»». Какая чудесная, внимательная, словно зачарованная аудитория и, какая щедрая расплата, буханка черного хлеба. Гордо несла я домой результаты своей работы» - вспоминала Ольга Михайловна о голодном 1919.

«Жила я в квартире при школе – педагогом и заведующей, которой я была.…Работала в музеях по выходным дням. Пешком до Детскосельского вокзала (Царскосельского), в Детском селе – пешком до дворцов. Затем с 11 до 5 часов по дворцу почти без перерыва с экскурсиями и обратно тем же способом передвижения. Дома ног под собой не чувствуешь, а на душе легко и радостно. Это были чудесные годы увлекательного труда».

После окончания института Рындина стала там же преподавать. В 1923 году вышла в печати ее работа «Пригородные дворцы и парки как экскурсионный материал», а в 1927 в путеводителе «Пригороды Ленинграда» была напечатана ее статья «Дескосельские дворцы-музеи».

Несколько лет Ольга Михайловна работала старшим ассистентом на кафедре краеведения Государственного педагогического института им. А.И.Герцена и заведовала экскурсионным отделом Ленинградского университета, готовила и проводила экскурсии по Русскому музею, Эрмитажу, музею Академии художеств, по Ленинграду и пригородам.

Наконец, в августе 1934 года Рындина стала научным сотрудником, экскурсоводом в отделе Итальянского искусства Эрмитажа. «Сказочно прекрасная страница моей работы в Эрмитаже.…И как я вдвойне чувствую себя в любимой Италии, где я восприняла столько прекрасного из сокровищницы этой замечательной страны». «Сон это или явь? Каждый день работы – высокий праздник».

Праздник закончился в марте 1935года. По предписанию НКВД Ольгу Михайловну за социальное происхождение выслали в Астрахань, как и многих ленинградцев.

Рындина знала, что Горький часто помогал в подобных ситуациях, и решила обратиться к нему за помощью. Она разыскала Марию Федоровну Андрееву в Москве. «Меня встретила полная пожилая женщина в черном платье. Та же милая, ласковая, приветливая улыбка. Обняла. Вкратце я сообщила ей о постигшем меня роке. «Не мог ли помочь мне Алексей Максимович? Ведь он так долго знал меня…, он верил мне. Не можете ли Вы мне помочь?» «Олечка, ничего не могу сделать. Я от него за стеной такой высокой. К Алексею Максимовичу без секретаря и муха не пролетит!» «Как же это возможно?» «Не спрашивай, Олечка, и поезжай. Помочь тебе сейчас ничем не могу. Поезжай в Астрахань. У тебя много данных, ты устроишься!» Все мои надежды рушились!». А Олечке уже было 57 лет. Все усложнялось еще и тем, что вместе с ней высылали и 80-летнюю больную мать.

Что же Астрахань? Права была Андреева. Уж очень образованным человеком была Олечка, не могла она пропасть в далеком городе. Очень, ну очень пригодилось ей знание иностранных языков.

Но в первое время ее никто не брал на работу – ссыльная, опасно. Выручили вещи, которые она привезла с собой, но и они закончились, и начался голод. Больше всего было страшно, что Рындина не могла накормить мать.

В момент полного отчаяния случилось чудо. Ольга Михайловна нашла на улице сверток, завернутый в газету. В нем оказались документы мужчины. Все документы: партийный билет, паспорт, трудовая книжка. Рындина отнесла их по адресу. Мужчина уже был готов заявить о пропаже. В то время такие проступки наказывались жестко, поэтому он предложил в благодарность деньги, но Ольга Михайловна отказалась. Она попросила устроить ее на работу и началась ее новая жизнь с преподавания немецкого языка комсомольцам при управлении Нижневолжского пароходства. По городу сразу пошли слухи – в городе появился уникальный специалист! Рындину приглашают в институт Рыбного хозяйства, а затем в Медицинский институт. Но самое дорогое для Ольги Михайловны было то, что в городе есть художественный музей. Директор галереи Николай Протасов показал Рындиной, как самую дорогую реликвию монографию Всеволода Воинова «Б.Кустодиев» с автографом самого художника и попросил ее участвовать в жизни музея. Она вошла в совет при картинной галерее.

В 1943 году Ольга Михайловна уже заведует кафедрой иностранных языков в Медицинском институте и проработает там до 1956 года.

В 1944 году за обзоры художественных выставок, подготовку буклетов о художниках города, чтение лекций широкой публике, статьи, каталоги, Рындину принимают в Астраханское отделение Союза Художников СССР в качестве искусствоведа. Во время Великой Отечественной войны экспозиция картинной галереи была законсервирована, но в январе 1944 музей уже был открыт. При развеске картин Рындина обратила внимание на работы Павла Власова. Ни в одном из музеев она не видела его произведений и даже не слышала его имени. Ей рассказали, как велика была роль этого художника и педагога для города.

Беседы с Евдокией Нешмониной, Николаем Скоковым, Федором Щукиным давали богатый материал. Складывался образ активного общественного деятеля, энтузиаста, талантливого педагога. Власов – любимый учитель многих молодых художников, но за пределами Астрахани о нем ничего не знали.

В 1956 году Рындина оставляет работу в институте и решает все же уйти на пенсию. Ей было уже 78 лет, но впереди так много планов и интересной работы. Теперь наконец-то можно целиком посвятить себя любимому делу. В музее она читает лекции: «К 200-летию Академии художеств», «Язык живописи», «Как смотреть картину». Выходят в печати ее буклеты о Сергее Сахарове, Сергее Масленникове, Максиме Мартынове, в газетах появляются новые статьи.

В 1965 году, после двадцати лет работы, в Ленинградском издательстве «Художник РСФСР» печатается монография о художнике-педагоге «П.А.Власов». В это же время Ольга Михайловна готовит большую статью «Кустодиев и Астрахань» и очерк об истории картинной галерее.

Собирая материал о Кустодиеве, Рындина знакомится с дочерью художника – Ириной. В 1960-е Ирина несколько раз приезжала в Астрахань, чаще на пароходе, как любил в свое время приезжать в родной город и ее отец.

Останавливалась Ирина у Рындиной в квартире. Правда Ольга Михайловна жила не одна, а в семье Хомутовых на улице 3 Интернационала. После смерти матери Рындина осталась одна, своей семьи у нее не было и несколько лет она прожила в семье врачей Степановых, тоже на этой же улице, где жили многие преподаватели Медицинского института.

Ольга Михайловна дружила с Александрой Ниловной Соколовой –Хомутовой, которая еще девушкой училась в Женеве и была дочерью известного в городе глазного врача Нила Степановича Соколова. Александра Ниловна преподавала в художественном училище, а Рындина пригласила ее работать на кафедру иностранных языков в Медицинский институт.

Александра Ниловна была родной сестрой жены Николая Миловидова, архитектора – Марии Ниловны. После расстрела Миловидова, Александра Ниловна осталась жить в квартире архитектора и пригласила Рындину жить вместе.

В 1950 – е годы в этой квартире жила большая семья: Александра Ниловна, ее сын Анатолий Евгеньевич Хомутов с женой Тамарой Константиновной и двумя сыновьями. Но места хватало всем. У Ольги Михайловны была отдельная комната, а внуки Александры Ниловны считали Рындину родной бабушкой, так ее любили и уважали.

В этой квартире часто бывал Николай Скоков, астраханские художники, т.к. семья была очень гостеприимной и хлебосольной.

Хомутовы никогда не видели ее праздной, несмотря на возраст. Каждый день она садилась за стол и писала: отвечала на многочисленные письма, готовила очередную статью, каталог или обзор выставки, записывала «Странички воспоминаний».

И еще что интересно. Всю свою жизнь Рындина рисовала, писала акварели, путешествуя ли по Европе, работая экскурсоводом в пригородах Ленинграда, отдыхая в Полтаве или в Крыму. Одним из первых сюжетов ее акварели в Астрахани был вид татарской мечети, потом появились старинные улочки города. Когда ей стало трудно работать на пленере, она ставила букет цветов на подоконник и рисовала натюрморт.

Ольга Михайловна была необыкновенным человеком. Она отличалась от многих в городе. Особый питерский шарм выделял ее среди интеллигентной публики: особая интонация разговора, уважительная даже к ребенку, умение одеться к лицу и к месту, летом всегда соломенная шляпка, всегда любезна, сдержана и приветлива.

В 1968 году на родине Бориса Кустодиева, в Астрахани, была открыта юбилейная выставка художника к 90-летию со дня рождения. Ольга Михайловна активно занималась подготовкой этой выставки, готовила печатные материалы, и она же торжественно перерезала ленточку на открытии выставки. В свои 90 лет Рындина водила экскурсии для самых разных посетителей по выставке художника.

Союз художников Астрахани, картинная галерея, Медицинский институт готовились летом этого же года поздравить Ольгу Михайловну с юбилеем – 90-летием, но она слегла и осенью 1969 года Рындиной не стало, но сияние ее интеллекта осталось.

Автор: Т. Слободских

1

03.09.2014

2

03.09.2014

3

03.09.2014