27.03.2017

Мелодия, высеченная в камне

Астраханцы уже наверняка наслышаны о проекте «Очистим историческую память от мусора», в рамках которого музей-заповедник и волонтеры из многих организаций, министерств и учреждений Астрахани несколько месяцев планомерно убирают территорию Старого кладбища города. Следующий этап проекта – выявление интересных с исторической или архитектурной точки зрения могил. Каждую субботу историки-краеведы из музея-заповедника обходят какой-то из секторов кладбища, отмечая и фотографируя такие захоронения.

Вот тут начинается самое интересное. Каждый надгробный памятник может стать отправной точкой для самого настоящего исторического детектива.

В глубине самых малопосещаемых, запущенных участков некрополя попадаются надгробия, вызывающие непреодолимое желание как можно скорее разгадать их тайну. Так случилось с могилой Эсфирь Михайловны Мейнгард-Топорковой… Но обо всем по порядку.

Итак, в начале сентября во время обхода самого старого сектора некрополя – Афонского - А.А.Курапов и Р.А.Таркова обнаружили совершенно заброшенную могилу. Внимание привлекло необычное надгробие, выполненное по принципу «кирпичная основа + штукатурная облицовка». Специфической формы обелиск, сильно попорченный лишайником, был украшен крупным барельефом в виде лавровой ветви и лиры, а ниже таблички с именем умершей в камне выбита… нотная линейка. Дело в том, что надгробий именно такого типа на всем кладбище больше нет, аналоги его не встречались исследователям ни разу. Табличка с данными гласит: «Эсфирь Михайловна Мейнгард-Топоркова. Скончалась в 1929 году».

Сочетание необычного памятника, таинственной нотной записи, символов лиры и лавра, явно соотносимых со сферой искусства, и редкая звучная фамилия не могли не заставить краеведов начать свое расследование.

Для начала решили «запустить» в социальные сети небольшую интригу и выложили фотографию нотной записи с надгробия, попросив всех, кто знаком с нотами и музыкой, помочь расшифровать эту своеобразную криптограмму. Благодаря тому, что и сам проект, и музей-заповедник широко известны в социальных сетях, отзывов оказалось на удивление много, и результаты не заставили себя ждать. Совместными усилиями «краеведческого интернационала» загадка была разгадана за два дня почти полностью. «Музыкальную» часть краеведческого расследования взяли на себя астраханские музыканты Олеся и Роман Беккуловы, Андрей Милюхин и жительница г.Севастополя Наида Огнева, подключилась Астраханская филармония и блогеры (Lev_Trozky). Исторические сведения отыскала Зоя Александровна Маломётова, заведующая отделом редких книг и книжных памятников Областной научной библиотеки им.Н.К.Крупской, и Ольга Александровна Маркова, пресс-секретарь музея-заповедника.

Сначала о том, что удалось установить историкам. О.А.Маркова в первую очередь отыскала информацию о Топоркове, фамилию которого Эсфирь Михайловна присоединила к своей. Оказалось, что Федор Михайлович Топорков - профессоре из Астрахани, живший как раз в 1920-е годы. Потом она набрала поисковый запрос «Семья профессора Топоркова», что вывело ее на сайт г.Омска «Омск в лицах», посвященный музыкальной культуре того региона. Затем уже дополнительно привлекли известную и доступную литературу, сведения добавила З.А.Маломётова и Р.А.Таркова.

***

Итак, что же удалось узнать?

Мейнгард Эсфирь Михайловна (? – 1929, Астрахань) – оперная и камерная певица (колоратурное сопрано). Вокальному искусству обучалась в Одесской и Петроградской консерваториях. В 1919 г. пела в антрепризе М. К. Максакова в труппе Екатеринбургской оперы, в составе которой выступала в белом Омске. После установления в ноябре 1919 г. в городе советской власти стала солисткой оперной труппы Большого народного театра, Сибирской государственной оперы. Среди успешно исполненных ею партий – Недда в «Паяцах» Р. Леонкавалло. Слышавшие артистку в спектаклях омичи многие годы сохраняли яркие впечатления о ее исполнительском мастерстве. Выступала также в концертах, организовывавшихся концертным бюро Сибнаробраза в рабочих клубах и учебных заведениях.

Летом 1921 г. по приглашению М. К. Максакова уехала в Астрахань, где пела в оперной труппе при Первом советском зимнем театре. Вышла замуж за инфекциониста профессора Ф. М. Топоркова. Когда Эсфирь приехала в Астрахань, Топоркову было 34 года. Дата ее рождения неизвестна, поэтому нельзя установить, была ли она младше или старше супруга.

Историк астраханской музыкальной культуры М.Этингер писал, что Э.М.Мейнгард (голос – колоратурное сопрано) вместе с басом А.Г.Ястребовым приехала в Астрахань в числе группы квалифицированных артистов, вызова которых М.К.Максаков добился после своей поездки в Москву летом 1921 года. На астраханской сцене Эсфирь Михайловна исполняла партии Татьяны в «Евгении Онегине», Марфы в «Царской невесте», Лакме в одноименной пьесе Делиба и принимала активное участие в передачах астраханского радио. Вообще, летний сезон 1921 года в опере Максакова завершился пьесами «Хованщина», «Князь Игорь», «Царская невеста», «Купец Калашников». Коллектив оперы неоднократно выступал на общественных началах в пользу голодающих Поволжья.

С середины августа до конца сентября 1921 г. Астраханская опера открыла свой очередной сезон в помещении зимнего театра. Здесь впервые была поставлена опера П.И.Чайковского «Мазепа». С декабря постановки идут не только в зимнем театре (нынешний драмтеатр), но и в театре «Вулкан» - находившемся на месте нынешнего ТЮЗа.

О муже Эсфирь Михайловны известно гораздо больше.

В фонде редких книг АГОИАМЗ выделена небольшая (32 экз.) коллекция книг её мужа. Топорков Федор Михайлович (1887 – 1950) – врач-инфекционист, доктор медицинских наук, зав. кафедрой инфекционных болезней Астраханского государственного медицинского института, автор учебников и многочисленных публикаций по инфекционным болезням. В 1919 г. был санитарным врачом 11-й армии. Условное название: Коллекция Ф.М. Топоркова. Тип коллекции: личная (владельческая). Уровень коллекции: региональный. Объем коллекции: 32 экз. Хронологические границы: XX в. Коллекция была передана в музей в 1970 г. вдовой и сыном ученого.

Имя Ф.М.Топоркова связано с развитием советской медицинской службы. Для обеспечения занятости врачей гражданской службы при Союзе было создано бюро труда (первые члены бюро: М.А.Мышкин, М.Ф.Куликов и М.Г. Шейнфан). Большое участие в работе бюро труда принял В.М.Мухин.

Как в назначениях на военно-санитарную службу, так и в распределении гражданских должностей немало было всевозможных недоразумений, обид и недовольств, но в общем врачи подчинялись своему врачебному профессиональному союзу.

Помимо указанных вопросов перед Советом профсоюза возникали и другие: была сделана попытка возрождения научного общества Астраханских врачей (И.С.Баккал и Ф. М.Топорков), организация Кассы взаимопомощи, бюро по изучению края в медико - санитарном отношении, популяризация медицинских знаний среди населения и т.д.

Дела союза велись Советом, но в виду остроты и новизны возникавших вопросов, близко захватывающих интересы каждого отдельного члена союза, приходилось часто созывать общие собрания, собиравшие значительное число врачей. Наиболее частым председателем общих собраний был И.С.Баккал, а затем – П.И.Эльдин, а бессменным секретарем – Ф.М.Топорков.

За год своего самостоятельного существования союз переменил ряд квартир. Первоначально союз ютился в кабинете старшего санитарного врача, а канцелярия его – в папке секретаря. В дальнейшем пришлось заботиться о собственном помещении: дома Серина, Губина на Кутуме, дом Лейтмана на Продольно-Волжской и т.д. – были кратковременными квартирами профессионального союза, которые приходилось спешно и безапелляционно освобождать под давлением и натиском более мощных организаций. Для общих собраний союзу удавалось всегда довольно легко получать помещения в здании Астраханского Губисполкома.

Ф.М.Топорков также вошел в историю нашего края как организатор Малярийной станции. Одной из неотложных задач органов здравоохранения была борьба с малярией, заболеваемость которой была очень высокой. Так, в 1924 г. было зарегистрировано 26855, а в 1925 г. - 28439 случаев. Созданная в 1922 г. малярийная станция под руководством профессора Ф.М. Топоркова ежегодно стала проводить хинизацию всего населения, что со временем привело к полному исчезновению случаев заболевания малярией в Астрахани.

Уже в 1944 г. на территории Куйбышевской области весной-летом произошла вспышка септической ангины Венсана-Симановского. Особенно существенная помощь в борьбе с ней Куйбышевскому облздравотделу была оказана авторитетной научной медицинской комиссией в составе профессоров КМИ, заведующих кафедрами терапии В. И. Чиликина (ученого секретаря КМИ), инфекционных болезней Ф. М. Топоркова, ЛОР-болезней Б. Н. Лукова, патанатомии Н. Ф. Шляпникова, кожных болезней А. С. Зенина и ряда других специалистов. В этой работе участвовали преподаватели и студенты-медики 3-го курса КМИ. В конце концов, вспышка этого серьезного заболевания, захватившего 10 районов Куйбышевской области, была полностью ликвидирована.

О Ф.М.Топоркове хранят память и в Самаре, поскольку кафедра инфекционных болезней Самарского государственного медицинского университета, начавшая работать в 1920 г., во много развивалась благодаря маляриолога Ф.М.Топоркова.

В Российском исследовательском национальном медицинском университете имени Н.И.Пирогова Ф.М.Топорков в 1946-1950 гг. заведовал кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии. Под его руководством шли научные исследования тифа, дизентерии и малярии, за 4 года защищены 5 диссертаций. Был он и деканом лечебного факультета. Всего опубликовано 62 его научных работы, в том числе - учебник для средних медицинских учебных заведений "Инфекционные болезни с основами микробиологии и эпидемиологии и ухода за больными" (1950 г.).

По поводу странной нотной записи, выбитой на надгробии, было выдвинуто много версий, но все они сводятся к трем:

1. Это отрывок из произведения, которое наша героиня исполняла со сцены наиболее удачно (см. репертуар).

2. Это отрывок её собственного произведения.

3. Это фрагмент произведения, которое наиболее часто исполнялось перед гостями.

Благодаря сравнительному анализу нашей нотной записи с другими партитурами, исполнению ее астраханскими музыкантами в разной тональности, использованию специальных интернет-ресурсов, позволяющих идентифицировать неизвестные мелодии, выделились две наиболее вероятные версии.

Первая версия принадлежит астраханскому музыканту Роману Беккулову, поддержана известной астраханской певицей Ларисой Сазоновой. По их мнению, эта песня называется 'O ciucciariello («Ослик»), музыку написал Нино Оливьеро, слова – Роберто Муроло. Роберто не только исполнил сотни песен Неаполя, относящихся к разным эпохам, но и сочинил слова не менее чем десятка из них. Возможно, текст с итальянского этой фразы можно перевести как: "Это было неправдой, было ложью. Она уехала, кто знает, где она? " Музыкальная основа этой песни создана в XVI веке. Она звучала в разных вариантах. Ее исполнял даже М.Магомаев, несколько видоизменив, за что был подвергнут критике со стороны ценителей неаполитанского народного творчества.

Вторая версия, основанная именно на сличении партитур, предложена астраханцем Андреем Милюхиным. Благодаря возможностям сервиса «Музипедия» (Musipedia.org), где можно набирать ноты, и по ним автоматически определяется мелодия, ему удалось выяснить, что запись – это еврейская народная песня «Lirot Otah Hayom», кстати, исполняемая разными музыкантами и имеющая множество аранжировок. Согласно выводам А.Милюхина, сошлись все ноты, кроме одной, в полтона.

Из-за утраты части нотной записи на надгробии, пока нет возможности выбрать единственно верную версию.

Ноты – это своего рода музыкальная эпитафия, обращение к тем, кто навещает могилу. Аналогичный случай – надгробие знаменитого сибирского певца П.И.Словцова, где нотная запись – это фрагмент оперы «Вертер» Массне: «О не буди меня, дыхание весны»...". Под нотам высечены и сами эти слова.

«Нотные» эпитафии есть и на могилах других известных музыкантов разных эпох: на надгробии В.И.Агапкина, на ограде могилы М.И.Глинки, у П.И.Чайковского, украинского композитора М.М.Аркаса и на надгробии Майкла Джексона.

На надгробии Эсфирь Михайловны тоже есть остатки слов, однако разобрать их, скорее всего, не удастся. Теперь вся надежда на знатоков музыки. Не найден пока и ее портрет. Однако наше краеведческое расследование еще не окончено.


Источники:

  1. ГИАОО. Ф. Р-318. Оп. 1. Д. 1256. Л. 15об.;
  2. Этингер М. А. Музыкальная культура Астрахани. Волгоград, 1987. С. 81;
  3. Белокрыс М. А. Музыкальная культура Омского Прииртышья в лицах: в 4 т. Омск, 2010. Т. 3. С. 205–206.
  4. http://www.samsmu.ru/university/history
  5. http://rsmu.ru/4649.html

Авторы: Р.А. Таркова, О.А. Маркова, А.А. Курапов.

1

15.09.2014

2

15.09.2014

3

15.09.2014

4

15.09.2014

5

15.09.2014

6

15.09.2014

7

15.09.2014

8

15.09.2014

9

15.09.2014