21.09.2017

«Орёл» – легенда российского флота

При царе Алексее Михайловиче было обращено особое внимание на торговые отношения с Персией. Стремление к крепким торговым отношениям привело российское правительство к мысли о создании мощного флота на Каспийском море. Для защиты торговых судов от пиратов, разбойников и разрастающейся казачьей вольницы требовались военные корабли. Однако своих мастеров корабелов не хватало и было принято решение об отправке за границу, в Голландию, купца Иоганна фон Сведена с поручением подыскать необходимых людей для постройки флота и управления им. Следом за заключение договора с Арменией о ввозе шелка в Россию вышел указ от 19 июня 1667 г. «Для посылки из Астрахани на Хвалынское море, делать корабли на Коломенском уезде, селе Дединове».

Разбойники испокон веков грабили суда на Волге, и ко времени строительства флота разбой принял грандиозные масштабы, а на персидском побережье Каспийского моря с 1668 г. хозяйничал Степан Разин. Удар, нанесённый в те годы поволжскому судоходству и торговле, был так велик, что правительство обязано было предпринять меры.

Главным строителем кораблей был назначен фон Сведен и полковник Корнелиус фон Буковен. Купец также привез из Голландии мастеров, инструменты и экипаж, сам Фон-Сведен заведовал экономической частью. Однако начало работ не задалось: доставка леса задерживалась, желобов, напротив, прислали слишком много, а плотника и парусного мастера и вовсе не оказалось. Особую роль сыграла медлительность начальства и неисполнительность подчиненных. Так, первый русский литейный и кузнечный завод Марселиса, которому поручили отливку векш, заявил что ни векш, ни гвоздей у него нет, да и сделать их он не может, так как нет опыта, а присланное железо не годится для корабельных нужд. На ту же просьбу Пушкарский приказ ответил, что необходимых предметов нет, а те векши и канаты, которые есть, нужны для поднятия Успенского колокола. Владельцы лесных угодий отвечали, что леса не сгодятся для дела, да и рубить их некому. Не везло и с дьяками, назначенными для ведения расчетов и хозяйства: первые были взяточниками, вторые ограбили казну и бежали.

В то же время, государство требовало, чтобы корабли были готовы к весне 1668 г.

Строительные работы начались 14 ноября 1667 г. и уже 26 мая 1668 г. первый корпус корабля был изготовлен и спущен на воду, но без внешней отделки и внутреннего оснащения. К осени корабль был окончательно отделан и оснащён, получив название «Орёл». Это было большое двух мачтовое судно типа голландских военных кораблей, имевшее приблизительно до 12 саженей (25 м) длины и 3 сажени (7 м) ширины, с осадкой полным грузом 5 футов. На корабле были 3 мачты, бушприт, кормовые возвышения каюты и 22 железные пушки. Основная часть средств ушла на оплату иностранных мастеров.

7 мая 1669 г. корабль «Орёл» отправился в плавание по Оке и Волге в сопровождении судов. Путь занял более трёх месяцев. Только в августе суда подошли к Астрахани и встали на зимовку. В Поволжье тем временем разгоралось восстание Степана Разина. По легенде, большинство голландцев, служивших на корабле, опасаясь расправы, сбежали на шлюпе в Персию, бросив корабль на произвол судьбы, а корабль был захвачен бунтарями, сожжён и разграблен. На самом деле, корабль был лишь разграблен и благополучно пережил восстание. Из документов астраханского Делового двора следует, что «корабль да полукорабелье» стояли в протоке Кутум. Воевода князь К.О. Щербатов в 1677 г. сообщал в Москву, что «корабль ветхой, дно и бока сгнило...». Через три года новый астраханский воевода доносил о совершенном обветшании корабля и яхты, после чего то, что осталось от «Орла», было разобрано. Так закончилась история первого русского парусного корабля «Орёл».

Автор: Е.П. Подкопаева

1

02.09.2015