23.06.2017

«Умом затмил он блеск алмаза» (об А.П. Ермолове)

В апреле 2016 г. исполнилось 200 лет (1816 г.) со дня назначения Алексея Петровича Ермолова императором Александром I на должность управляющего по гражданской части в Астраханской губернии. Одновременно с 1816 по 1827 гг. он исполнял обязанности командующего Отдельным Грузинским (с 1820 г. Кавказским) корпусом. Он прежде всего известен, как выдающийся военный и государственный деятель, герой Отечественной войны 1812 г., имевший высокие награды. Однако не всем известно о его личных качествах и увлечениях, о его отношении к подчиненным.

Алексей Петрович был приветлив со своими подчиненными, во время походов находил время на общение с ними, но «…кажущаяся фамильярность этого энергического человека не была в состоянии поколебать дисциплины, столь необходимой в военном сословии. Он лично знакомился со всеми почти офицерами своего корпуса, и когда до его сведения доходило, что полезный офицер намеревался оставить службу, он не почитал для себя унижением или слабостью письменно просить его отказаться от того». Награда, полученная по ходатайству Ермолова, ценилась высоко, т.к. награждал он офицеров после нескольких отличий. Ермолов умело возвышал боевой дух военных, заботился о нуждах своих войск, запретил изнурять их фронтовыми учениями, разрешал вместо ранцев носить холщевые мешки с сухарями. Это для многих было поводом обвинить Ермолова в либерализме, который баловал войско и мог привести к упадку дисциплины, но лучшим опровержением этому служат слова барона Дибича (Иоганн Карл фон Дибич – русский полководец прусского происхождения, генерал-фельдмаршал), сказанные генералу Сабанееву (Иван Васильевич Сабанеев – русский военачальник) по возвращении его из Грузии: «Прослужив 25 лет и участвовав во многих кампаниях, я, положа руку на сердце, могу по – истине сказать, что я не видал в наших войсках такого рвения и мужества какими были одушевлены кавказские солдаты. Слова: Ребята! Поход! возбуждали в каждом ребяческую радость. Никогда наша конница не могла догнать пехоты, делавшей по 50 верст в сутки, в особенности когда ею предводительствовал сам Ермолов: ни заоблачные выси, ни дикие ущелья, ничто не могло остановить ея гигантских шагов…».

Деятельность Ермолова носила разносторонний характер. Хотя он считал административную деятельность своей слабой стороной, на самом деле весьма преуспел в ней. В его правление благодаря уму, дальновидности, мудрости Алексея Петровича позиции России на Кавказе существенно упрочились. Попечением Ермолова была улучшена военно-грузинская дорога, созданы имеретинская и кахетинская линии, возведены несколько укреплений, создана столица Тифлис, развивались шелководство и виноделие. Он имел дипломатические полномочия для улаживания спорных пограничных и территориальных вопросов между Россией и Персией. В 1819 г. он отправил экспедицию на восточное побережье Каспийского моря для выбора места торговли с Хивой и Бухарой. Ермолов вникал во все стороны хозяйственной жизни Астраханского края, уделяя особое внимание вопросам безопасности и внутриполитической стабильности среди многонационального населения. В урегулировании межнациональных отношений, по мнению Ермолова не могло быть мелочей, следовало твердой государственной рукой вершить правосудие и наказывать виновных. Алексей Петрович добился усиления Астраханского казачьего войска.

Отзывы гражданских лиц о характере и деятельности А.П. Ермолова, в том числе в Астраханско-Кавказском регионе весьма лестны. Он был воспет в стихах А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, М.Ю. Лермонтова. Его любимыми занятиями были чтение и переплетение книг, он вел обширную переписку с друзьями, часто посещал старых солдат – ветеранов. Общавшиеся с Ермоловым современники отмечали его острый ум, непринужденность в обращении с ними. Так, интересно свидетельство Марии Сергеевны Грибоедовой (в замужестве М.С. Дурново) известной арфистки и пианистки, сестры А.С. Грибоедова, которая в 1811 г. встречалась с Ермоловым: «Прием генерала был весьма ласков и вежлив. Обращение Ермолова имеет какую-то обворожительную простоту и вместе с тем обаятельность. Я заметила в нем черту, заставляющую меня предполагать в Ермолове необыкновенный ум... Черты лица и физиономия Ермолова показывают душу великую и непреклонную».

В любом человеке он ценил высокие нравственные качества, ум и порядочность, отвергал всякие титулы и отличия. По словам людей, знавших его, в нем сочеталось высокое мужество и энергия с большой проницательностью, неутомимая деятельность и непоколебимое бескорыстие, его отличали «замечательный дар слова, гигантская память и неимоверное упрямство…».

В 60-ых гг. XIX в. был выпущен сборник биографических материалов о А.П. Ермолове, собранных русским историком, журналистом, публицистом Михаилом Петровичем Погодиным (1800–1875 гг.). М.П. Погодин был лично знаком с военачальником, между ними были установлены дружеские отношения. Погодин так описывал Ермолова: «Алексей Петрович был силы необыкновенной, крепкого здоровья, замечательного роста; голова его, украшенная густыми в беспорядке лежащими волосами и вооруженная небольшими, но проницательными и быстрыми глазами, невольно напоминает голову льва».

В историко-архитектурном комплексе «Астраханский кремль» действует экспозиция «Гауптвахта Астраханского гарнизона», в ней представлены подлинные экспонаты XIX в., часть из которых затрагивает военные события 1812 г., кавказскую войну. Всех посетителей «Гауптвахта» встречает портретами известных исторических личностей, среди них многие сразу узнают портрет Ермолова.

Автор: О.П. Просянова

1

06.05.2016

2

06.05.2016

3

06.05.2016